< главная страница                                                          < содержание                                          вперед  часть 2 >

 

                                                                                           РИММА И ВАЛЕРИЙ ГЕРЛОВИНЫ

 

                            ВИЗУАЛЬНАЯ И ПОЛИФОНИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ РИММЫ ГЕРЛОВИНОЙ

                                                         И СОВМЕСТНЫЕ РАБОТЫ С ТЕКСТОМ

                                                                       

                                                            © 2007 Rimma Gerlovina and Valeriy Gerlovin

 

                                                                                   часть первая

                                                                            

 

      Синтез визуальной поэзии с другими жанрами литературы и искусства проходит через все наше творчество согласно пропорции, на которой базируется наш союз: Римму больше занимали словесные концепты, Валерия же интересовали преимущественно архетипические формы. Обычно мы характеризовали эту разницу таким образом: она пользовалась алгебраическим методом концептуализма, а он геометрическим. Потенция слова велика не только в его смысловом обращении, но и в его визуальной оболочке, через синкретичное формотворчество можно синтезировать некий концептуальный органон или комплекс, соединяющий в себе принципы литературы, искусства, мифологии, религии, философии, науки... Слово подобно первичному творческому импульсу, поэтому даже в каноническом смысле "в начале было" именно оно. 

       В ранней Римминой визуальной прозе и полифонической поэзии периода 1972-74, не смотря на многие эксперименты, еще соблюдались рамки, свойственные этому жанру; сохранялась и форма их подачи в виде книги-объекта. Но уже в ранний период в кубиках, которые появляются в 1974 году, происходит радикальный скачек в трехмерное пространство, т.е. переход к объемной концептуальной поэзии. Все это время параллельно концептуальным объектам и скульптурам  Валерий работает в своем необычном литературном жанре - он пишет приказы. Текст играет важную роль в наших совместных работах самого разного толка: от книг до альбомов перформансов, от объектов до утопических проектов, и особенно в  фотографии.

 

 

 

 Rimma Gerlovina with the cubes

 

 

                   Римма Герловина с кубиками 1974-76 гг. (Фото Игоря Макаревича)

 

 

 

 

      Постепенно из сравнительно маленьких размеров кубики перерастают в большие кубические организмы и рельефы с таким же текстовым содержанием; а в середине 80-ых в Нью-Йорке в наших не менее концептуальных фотографиях, сделанных уже совместно, визуальная поэзия перемещается с листа бумаги и кубических объектов на тело. Мы начинаем писать пиктографические слова на коже лица как на пергаменте, в результате чего рождается фотографическая серия "неподвижных" перформансев под названием  "Фотоглифы", что означает буквально "резьба светом". Таков вкратце синопсис визуальной поэзии в нашем творчестве в целом. Эта статья в большей мере касается самого раннего периода, когда слова еще принадлежали бумаге.

     Почти все первые Риммины тексты, напечатанные на пишущей машинке в виде геометрических структур ("Хлопоты", 1972, "Сле", 1973, "По Ветру", 1973, "Ламарк",1973, "Плодослов", 1973), были переплетены вручную и сопровождались цветными монотипиями Валерия Герловина, которые были сделаны с помощью цветной копировальной бумаги. Самой первой таким способом была выпущена книга "Сле" (1973, 179 стр., 4 копировальных экз.). Кроме графического изображения на обложке, обтянутой белой тканью, большими буквами было напечатано название "Сле", три буквы  первого предложения "Слепит и вертится...", в которых закодировано сокращенное имя Валерия - Ле, т. е. "С Ле". Повесть построена на потоке сознания, выраженном не только с помощью неординарной пунктуации и новообразований, но с использованием всевозможных конфигураций слов и предложений: в форме лестницы, горы, капель и прочих приемов конкретной поэзии. Ее центральная часть, напечатанная зеленым цветом под цветную копирку, представляет собой визуальный полилог отражающий реальную беседу со всеми ее паузами, запинками, невнятными звуками, выраженными с помощью структур из точек. 

 

 

Gerlovina book Sle

 

 

 
Римма Герловина Сле, 1973, 25 х 20 см, 200 стр., книга в самодельном обтянутом тканью переплете, напечатана под копирку в четырех экземплярах, обложка и фронтиспис с  цветными монотипиями Валерия Герловина. Коллекция The Sackner Archive of Concrete and Visual Poetry, Miami, USA.
 

 

 

 

Gerlovina book Sle

 

 
Репродукции некоторых страниц из книги Сле в издании "The Art of Typewriting", Marvin and Ruth Sackner, Thames & Hudson, 2015.
 

 

       Марвин Сакнер, в чьей коллекции Сле находится, попросил нас перевести несколько страниц. Мы дали не перевод, а их описание и толкование. В сноске мы приводим эти страницы, оставив сопроводительный текст на анлийском.

 

                                                                                > "Sle" images and comments

 

      В том же году была выпущена еще одна визуальная повесть "По ветру", в черном тканевом переплете. Текст располагался на большом белом поле; слова и порой целые предложения визуально имитировали звуки, связанные с ними. Если выразить это более поэтически, казалось, ветер носил  слова по страницам,  рассыпая  и снова складывая их в линии, лестницы  и столбцы.

 

 

 

 Rimma Gerlovina book "Po Vetru"

 

 

 

 Rimma Gerlovina book "Po Vetru"

 

 

 
Римма Герловина,  "По ветру", 1973, 25 х 17 см, 150 стр., книга в самодельном обтянутом тканью картонном переплете, напечатана под копирку на тонкой полупрозрачной бумаге в четырех экземплярах, фронтиспис с  цветными монотипиями Валерия Герловина. На репродукциях дан четвертый копировальный экземпляр с просвечивающим текстом с предыдущих и последующих страниц.
 

 

 

 

 

 

     Несколько слов о построении повести в целом. Первая половина книги напечатана с обыкновенными интервалами между словами, постепенно текст начинает растекаться и растворяться; слова разъединяются на буквы и соединяются в свободных несуществующих комбинациях. Интервалы  между ними  увеличиваются, образуя пробелы и пустоты. Приведем тот же текст, показанный выше в иллюстрации  книги. 

 

                                                                  сень

 

 

                            моя

 

                                                                о

 

  

                                                                            сень

 

                                     луч

 

 

                                                           шете

 

 

 

                                                                        бя

 

  

                                                                                   о

 

 

                                                 сень

 

 

                         я                                          личу

 

 

 

                                               вствова

 

 

                                 ла

 

 

                                                  не

 

                                                                                  я

 

 

                                                                 ли

 

 

 

                                                                 о

 

 

                        сень

 

 

 

      Дробление слов нарастает до тех пор, пока на весь белый разворот остается одно "О!" Это и есть центр и кульминация всей повести - в почти что безмолвном крещендо, которое выражено одним междометием. После этого визуальное повествование начинает медленно возвращаться к своей первичной литературной форме, набирая прежнюю интенсивность и структуру слога. Полупрозрачная бумага вносит дополнительный эффект в визуальную поэзию, как бы расслаивая ее на многопластовую туманность: слова с других страниц просвечивают с разной интенсивностью, в зависимости от их удаленности. В этом тумане они играют, отсвечивая, как капли воды: то тут, то  там, где-то в глубине или совсем рядом, на поверхности. Поскольку эта повесть написана как поток сознания и в какой-то степени языком природы с ее паузами и порывами, то  все эстетические и визуальные нюансы играют в унисон с сонорным содержанием текста: шелестом флоры и звуками фауны, лепетом воды и шорохом ветра, как например, стакатто с

 

                                                 тень

                                                            ь

                                                   ь

                                                     ь

                                                       каньь

                                                               ь

                                                                 ь    ь

                                                                          ем

(теньканьем) в воздухе (стр. 125).

      В повести использованы разнообразные приемы конкретной поэзии; иногда они вкропляются в повествовательный текст, внося контраст или даже некоторую неожиданность, как например, несколько коротких слов, соединяются в одну временную единицу ("Значит опять наступил утровечердень"); или вдруг возникает перевернутое "ненормальное" слово внутри вполне нормального предложения (стр. 127):

 

 phrase

 

 

        Эта фраза с перевертышем является документальной деталью прошлого. Будучи студентом в Школе-студии МХАТ на художественно-постановочном факультете, Валерий был свидетелем, как мантии с золотым шитьем и священными текстами, отданные театру из Кремля, были разрезаны на костюмы. Он подобрал выброшенный обрезок с вышитым текстом "сего", который упоминается в тексте.

     Самое начало и конец повести "По ветру" построены на зеркальном отражении: обрывок слова, как бы занесенный ветром, с которого начинается повествование, является также и последним его полусловом.  Приведем финальный эпизод повести (стр. 144-148), где текст разряжается, а искаженное написание слов подчеркивает их качественное значение, оставляя вместо звуков лишь отзвуки:

 

                                 ютно

 

                                          тепло

 

                                      дня

 

                                                сего

 

                                                            тепло

 

                                                          ссс

 

                                                 лавно

 

                                                               мях

 

                                       ххх

 

                                                         ко

 

                                    и

 

                                                                пло

 

      Если прием соединения слов, как вагонов в один "поезд", был использован в повести "По ветру" спорадически, то в "Плодослове", написанном в этом же 1973 году, он становится центральным.

 

 

 Rimma Gerlovina  book "Plodoslov"

 

 

 
Римма Герловина, "Плодослов", 1973, 15,7 х 23,3 см, книга-раскладушка, 4 экз. Текст напечатан с обоих сторон раскладушки без интервалов и знаков препинания, как сплошной поток.
 

 

 

 

 

      "Плодослов" представляет собой одно предложение из неразделенных слов и без знаков препинания. Двухсторонняя раскладушка заполнена равномерными линиями букв, но это не искусственный визуальный прием и никаким образом не бессмыслица. Таким слитным, можно сказать "слитым" способом передается неразрывность и нерасчлененность языка природы, что находит свое отражение и в процессе мышления человека, в непрерывном перетекании мыслей из одной в другую. Можно ли членораздельными словами выразить нечленораздельность потока воды или дуновения ветра? Нужно было использовать что-то сплошное, нераздробленное на части, что-то флюидное.  Например, если текст на 7-ой строке книги, который выглядит так:

 

"...в п л а в у ч и х с о с к а х о с и н ы а с о с н ы м у ч а ю т с я с в е т о м е с л и н е в с я к и й л и с т п о д в и ж е н п о л з а е т с о к п о с т в о л а м..."

 

 прочитать внимательно с расстановкой, то получится цепь открытых предложений:

 

"...в плавучих сосках осины а сосны мучаются светом если не всякий лист подвижен ползает сок по стволам..."

 

     Книга "Ламарк", выпущенная в  1973 году, почти сразу после "Плодослова", "По ветру" и "Сле", была построена на этом же принципе слитного написания, но в ней стихи уже соединялись с графикой Валерия, образуя одно целое. Это были не тексты с иллюстрациями, а наш общий пиктографический язык.

 

 

 

 Rimma Gerlovina, Valeriy Gerlovin book "Lamark"

 

 

 

 

 Rimma Gerlovina, Valeriy Gerlovin book "Lamark"

 

 

 
Римма  Герловина "Ламарк", 1973, 25 х 37,7см, 16 стр., книга в самодельном  картонном  переплете обтянутом тканью. Текст напечатан без интервалов и знаков препинания, как сплошной поток. На обложке и на всех страницах из ватманской бумаги  монотипии из копировальной бумаги Валерия Герловина.
 

 

 

 

 

 

      В тексте "Ламарка" ударения проставлены не только для удобства чтения или скорее скольжения по тексту; в целом они придают ритмичность этой монолитной визуальной прозе. Графически книга решена в желто-зеленой гамме полуабстрактных ландшафтов; в это время Валерий работал над циклами графики "Ландшафтов", "Знаков", "Фигур" и пр., выполненных таким же копировальным способом (подробнее об этом в статье о концептуальных объектах и скульптурах Валерия). Если в центральной части повести доминирует интенсивный зеленый, то на последних страницах он переходит в расслабленный желтый; и, наконец, чистое белое поле на месте текста продолжает "повествование" без слов. В потоке нерасчлененного текста в конце книги возникает только одно отчетливое предложение, пронзительность которого усиливает оставленный вокруг него белый фон. После чего текст снова погружается в привычное монотонное журчание:

 

"...намокрыетугиекорнипролилс я всюду неразумно ищу твою тень листиягельдремлетищурятсянасолнцезвери."

 

      Книга была посвящена Ирине Герловиной, сестре Валерия, начинающей поэтессе, которая в 19 лет в 1973 году погибла в автомобильной катастрофе во время уборки картофеля, куда принято было посылать студентов в те далекие времена. Это событие оставило резкий след в нашей психике, можно сказать, врезалось клином в сознание и повлияло на всю жизнь в целом. Возможно, не случайно, что в период этого стресса наше творчество вошло в другой цикл: Валерий начал серию минималистической концептуальной графики, за которой сразу же последовали концептуальные объекты;  а  у Риммы появилась целая серия хоровых партитур для полифонического чтения, нечто вроде разговорных мадригалов, а в след за ними в 1974 году последовали концептуальные кубики.

      Все полифонические поэмы носили созерцательный оттенок, связанный в то же время с каким-то монотонным ощущением стихийности жизни. Не только в теме, но и в названиях двух первых из них присутствует имя Иры, свидетельствуя о недавних событиях и их психологическом контексте в целом.

 

 

 

 Rimma Gerlovina score poem "Bird Song for Ira"

 

 

 
Страница из поэмы партитуры для многоголосного чтения "Пение птицы для Иры", 1973, для трех голосов, 25 х 35 см, 4 экз., 31 стр., папка с текстами напечатанными на миллиметровой бумаге. На странице помечены совпадения голосов при чтении, долгие и краткие слоги и соответствующие паузы.
 

 

 

 

 

       Первая партитура "Пение птицы для Иры", 1973, была написана для трех голосов, сопрано и двух баритонов. В комментариях к исполнению помечено, что ведущий 1-ый голос, баритон,  должен обладать наиболее естественным звучанием; 2-ой голос, сопрано, слабый и неспокойный; а 3-ий, тоже баритон, уверенный. Пьеса исполняется в темпе quasi andante, legato, что соответствует открытому предложению в структуре текста. Предложения перетекают одно в другое, частично разделяя между собой одни и те же слова, но видоизменяя смысл в одних случаях слегка, а в других полностью. В партитуре совпадение слов и целых фраз в разных партиях обведено пунктирной линией. В результате наложения голосов возникает сонорный акцент на определенных словах и рефренах. Звучание в унисон чередуется со слегка какофоническим разложением на отдельные голоса, каждый их которых имеет свой собственный текст. Например, такая строфа (стр.25) :

 

 

          1ый голос баритон:  праздничной птицы раскинуты крылья верно несут по просторному небу

          2ой голос сопрано:  в  бешеном  крике раскинуты крылья я разойдусь по просторному лесу

         3ий голос баритон:   радостных тварей  раскинуты крылья переливаясь  в  просторную   реку

 

 

Повторяющиеся слова, которые звучат аккордом, здесь выделены жирным шрифтом (в подлиннике они обведены пунктирной линией).

 

 

 

 

 Rimma Gerlovina score poem "Bird Song for Ira"

 

 

 

 

 

        Паузы обозначены символами длинных ударных и коротких безударных слогов - U U - U U ; таким образом поддерживается ритм всей полифонической поэмы даже в моменты пауз. Эти знаки так же подчеркивают, что белый стих написан дактилем с ударением на первом слоге. (Поднимая в памяти спустя много лет всю эту филологическую "амфибрахию", иногда напрашивается почти что маяковская мысль "Я б ямбом написал хорей".)

     Немного о содержании этой поэмы. Она построена на контрверсии смысла и бессмыслицы в жизни, которая стала особо ощутимой в этот напряженный момент. В ее притягивающей природной оболочке, которую, как сказано в поэме, "держат корнеплоды и черви", бессмысленно искать совершенства, и не смотря на это, "медлю уйти я из этого дома". Эсхатологические элементы выражены здесь в эмоционально-поэтическом стиле, свойственном раннему, можно сказать, поэтическому возрасту автора; но подсознательно ответ уже присутствовал даже в этом цикле ранних произведений. (Подробнее тема смерти развита в статье о совместных работах, часть 2.) Последний аккорд в поэме несет в какой-то степени смысловую развязку "в пение птицы" (традиционном символе души), которая находится здесь внизу, "в переполненном мире", "в приюте у свободной стихии". Все три голоса дают слегка различную окраску этой мысли, в то же время именно через полифонию можно передать смысл того, что трудно выразить одним голосом.

 

 

1ый: ищут приют у свободной стихии вечно в гостях все живое и знает точные звуки

2ой.:ищут приют у свободной стихии   я не  в гостях  в переполненном мире тело свое сохраняет природа если проворна поющая птица

3ий:вся   выражение   точного  мира     и  не  в гостях  а  привычное  тело  легкого  духа

 

 

    За "Пением птицы для Иры" сразу же последовала вторая полифоническая поэма, "Размышление о сестре Ире",  1973-1974. Выпущенная в виде партитуры в папке, обклеенной миллиметровой бумагой, он была написана уже для 5 голосов. Каждая строфа располагалась на отдельном листе, представляя собой не только полифоническую, но и визуальную поэму с элементами минималистичного конкретизма. Несмотря на то, что текст был напечатан на отдельных страницах, по своей семантике он был неразрывен; предложения заканчивались одно в другом, создавая неразрывную мелодию целого. Эмоциональная волна постепенно сменялась более спокойным тоном и созерцательным настроением.

 

 

 

 Rimma Gerlovina polyphonic poem "Thoughts about Sister Ira"

 

 

 
Страница из папки-партитуры "Размышление о сестре Ире", 1973-1974, для пяти голосов, 22,4 х 31,8 см, 64 стр.  Точками обозначены звуковые совпадения голосов при чтении.
 

           

 

 

 

      Этот визуальный мадригал был предназначен для 5 голосов: 1-ый и последний 5-ый голос замыкали звучание басами; 2-ой и 4-ый голоса поднимались до баритонов; и центральную 3-юю партию вел единственный, но тоже низкий женский голос меццо-сопрано. В целом в звуковом отношении тема была решена в низких тонах, хотя визуально она обладала композиционной легкостью благодаря полупустому пространству страницы с краткими текстами.

      Знаки препинания  в поэме отсутствуют, вместо них пунктирами обозначены совпадения слов и симультанное начало чтения, нечто вроде пометок дирижера. Эта знаковая конфигурация является важным визуальным элементом поэмы. В факсимильном варианте поэмы, нотация сделана коричневым цветом, но в предложенном ниже перепечатанном варианте ее пришлось упустить из-за невозможности ее передачи. Для удобства чтения по партиям введено многоточие, которого нет в минималистичной композиции оригинала.  Сочинение состоит из четырех частей, каждая из которых имеет свое настроение:

     

                                                 Спокойное место (andante)

                                                 Чистосердечное шествие (comodo)

                                                 Соло за себя (allegro)

                                                 Двадцать два раза (legato)

 

     В стихах использованы принципы симметрии и суперимпозиции, аллофонии и аллитерации, и прочие разнообразные приемы поэтики; но все это сделано чисто интуитивно. Сразу же в первой части можно вычленить примеры звуконаложения с инверсией: "природа - при родах" или "в сочных травах - в мелких тварях".

 

 

                                      Отрывки из главы 1 "Спокойное шествие" ( стр. 7, 8, 9).

 

 

          1ый голос бас:           ............................................................................................................................

          2ой голос баритон:       приученная к повторению в новых образах......................................................

          3ий гол.меццо-сопрано: природа...................................................... свой образ пока во мне ее корни

          4ый баритон голос:       при родах  повторяет одно и то же....................................................................

          5ый голос бас:            .............................................................................................................................

 

 

 

 

 

         1ый голос бас:            ............................. словно нет концов в земле.......................................................................

         2ой голос баритон:      ..............................в сочных травах живут тысячи самых мелких тварей...............................

        3ий гол.меццо-сопрано: растут........................................................................................................словно нет концов

        4ой голос баритон:       ..............................в мелких тварях живут еще мельче...........................................................

        5ый голос бас           ...............................словно нет концов в земле.......................................................................

 

 

 

 

 

         1ый голос бас:               ............. продолжается вся жизнь................................................................

         2ой голос баритон           ..................................................................................................................

         3ий гол.меццо-сопрано:   в земле продолжается моя жизнь подле воды............................................

         4ой голос баритон:          .................................................................веселье подле воды ..................

         5ый голос бас            ...........................................................................................водит одна сила

 

 

 

      Первая часть, на самом деле, представляет собой "Спокойное место"; это поэтическая многоголосная картина природы с ее размеренным повелительным тоном, звучащем на все пять голосов.  Циркулярное движение воды, смена сезонов, повторенные в организации жизни мира, выражено хоровым способом, подобно общему инстинкту, особенно в конце главы (стр. 22).

 

 

 

          1ый голос бас:               приглашает жить по велению сердца ложиться ниц

          2ой голос баритон:         вернуть плод природе если нет границы меж нами

          3ий гол.меццо-сопрано:  ..............и меня бережет крепкая сила.......................

          4ой голос баритон       вернуть плод природе если нет границы меж нами

          5ый голос бас:              приглашает жить по велению сердца ложиться ниц

 

 

 

     Во второй части под названием "Чистосердечное шествие"  в этом объективном круговороте природы возникают первые пока еще легкие субъективные шаги. Изобразительный стиль поэмы превращается в минималистичные эскизы; голоса "выскакивают" тут и там,  на мгновение совпадая и моментально распадаясь на отдельные партии.

 

            Отрывки  из главы 2 "Чистосердечное шествие" ( стр. 28, 29)

 

 

          1ый голос бас:                их легче поймать........................

          2ой голос баритон:          мало-мальски..............................

          3ий гол.меццо-сопрано   ........................я шла...................

          4ой голос баритон:          .....................................................

          5ый голос бас:               на открытом возвышенном месте

 

 

 

          1ый голос бас:               без спутников и провожатых.......................

          2ой голос баритон:         ...........................................................любых

          3ий гол.меццо-сопрано .................................................звала............

          4ой голос баритон       ..........................................................любя

          5ый голос бас:              чистосердечное шествие..............................

 

 

 

                                                                                Эта же строфа  в оригинале:

 

 

 Rimma Gerlovina polyphonic poem

 

 

 

    Мимолетность впечатлений особенно подчеркивается якобы случайным совпадением звучания слов, как например "в узде - вездеходную" или "равнине - сравнительно" ( стр. 32, 47):

 

 

          1ый голос бас:              в рощах на открытых местах.............

          2ой голос баритон:         ...................................мяту................

          3ий гол.меццо-сопрано.............................................собираю

          4ой голос баритон:        ....................................мяту................

          5ый голос бас:             в пущах на открытых местах..............

 

 

 

Отрывки из главы 3 "Соло за себя" ( стр. 47).

 

 

          1ый голос бас            опасно держать в узде..........................

          2ой голос баритон:        ...........................вездеходную тварь.....

          3ий гол.меццо-сопрано:  ...............................................................

          4ой голос баритон:        опасно стеречь по равнине тугие цветы

          5ый голос бас:              иссохли и сникли сравнительно рано...

 

 

    В третьей части "Соло за себя" движение в поэме становится более интенсивным; самоорганизация живой и неживой природы, которая поет каноном, начинает представлять опасность для индивидуальной жизни, поэтому третий единственный женский голос на время замолкает.

 

 

           1ый голос бас:              все живое держалось вместе

           2ой голос баритон:        ......живое держалось вместе

           3ий гол.меццо-сопрано:  .............................................

           4ой голос баритон:        ................держалось вместе

           5ый голос бас:              ..................................вместе

 

 

 

 

 Rimma Gerlovina polyphonic poem

 

 

 

     Тема "совпадения несовпадений" звучит значительно резче. Возрастание хаоса, энтропии, диффузии в эволюции природы, которая сама себя то кастрирует, то оплодотворяет, вносит тревожное ощущение потери дороги. При этом солирующий голос продолжает молчать ( стр.38).

 

 

          1ый голос бас:               на дороге.....................................

          2ой голос баритон:         без толку  осматриваешься здесь

          3ий гол.меццо-сопрано:   ......................................................

          4ой голос баритон:         безлесье в поле............................

          5ый голос бас             нет дороги...................................

 

 

      В результате картина расширения сменяется сжатием. Конец опять является началом чего-то нового, согласно закону сохранения и передачи энергии как в макро-, так и микроскопических процессах. Это всего лишь вдох и выдох природы, без привязанностей и сожалений. Ничего не сохраняет своей идентичности в этом потоке мутаций, кроме отпечатков и матриц для следующих мутаций.

 

 

          1ый голос бас:                  ...................................поля кончаются

          2ой голос баритон:            ..............................все ........начинаются новые поляны

          3ий гол.меццо-сопрано:     зеленые поля  всё шире

          4ой голос баритон:            ..............................все.........................зеленые поля

           5ый голос бас:                ...................................поля кончаются

 

 

 

                                                               В оригинале этот текст занимает две страницы.

 

 

 Rimma Gerlovina polyphonic poem

 

 Rimma Gerlovina polyphonic poem

 

 

 

 

      Название четвертой части "Двадцать два раза" определяется возрастом Риммы в момент смерти Ирины и написания поэмы.  (В нумерологии цифра 22 называется "номером мастера", оперирующего в материальной среде.) Согласно традиции на входе в новую сферу сознания всегда находятся препятствия, форма выражений которых зависит от индивидуальной судьбы.

 

 

                                   Отрывки из главы 4 "Двадцать два раза" ( стр. 56).

 

 

          1ый голос бас:               ............................................................на тучное поле...........

          2ой голос баритон:         ..............................................ломится мелкий дождь мужает

          3ий гол.меццо-сопрано:  не к добру я вышла из дома под тысячи глаз выведывать....

          4ой голос баритон:         ...............................................свежие норы выводили...........

          5ый голос бас:               ............................................................на злачное место.......

 

 

 

      К концу поэмы все пять голосов звучат безостановочно, то в унисон то какофонически. Здесь многоголосное сочинение превращается в партитуру для солиста с хором. Третий голос меццо-сопрано становится пронзительным на фоне низких глухих мужских голосов, повторяющих примерно один и тот же текст как инструментальный оркестр в кантате. В то же время этот безличный тяжелый ритм мужских голосов уподобляется священному тибетскому пению, отражающему монотонные ритмичные звуки гравитации земли. (стр. 59, 60).

 

 

          1ый голос бас:                 берегут одежду неудачники на своем теле

          2ой голос баритон:           одежду берегут на своем теле неудачники

          3ий гол.меццо-сопрано:    поэтому разум трясется и требует обратно

          4ой голос баритон:          одежду берегут на своем теле неудачники

          5ый голос бас:                берегут одежду неудачники на своем теле

 

 

 

          1ый голос бас:                 но горевать по-пустому нечего в нынешнем году

          2ой голос баритон:           но горевать по-пустому нечего в нынешнем году

          3ий гол.меццо-сопрано:     мое тонкое тело хозяин пустил по лесам слух

          4ой голос баритон:           но горевать по-пустому нечего в нынешнем году

          5ый голос бас:                 но горевать по-пустому нечего в нынешнем году

 

 

       Наконец, все голоса, включая солирующий, начинают совпадать в семантическом плане, но исполняются в различном ритме, который достигается неравнодельной частотностью повторения одного и того же слова. Ценой субъективной неустойчивости, природа курирует свою эволюцию и сохраняет объективную устойчивость; биологический уровень организации всей биосферы поддерживается через этот разрушительно-созидательный процесс, из которого не возможно (или очень трудно) выпрыгнуть.

 

 

          1ый голос бас:                и зовет меня родительница кротко теперь

          2ой голос баритон:          и зовет меня родитель      особенно теперь

          3ий гол.меццо-сопрано:    можно избегнуть закона   особенно теперь

          4ой голос баритон:          и зовет меня родитель      особенно теперь

          5ый голос бас:                и зовет меня родительница кротко теперь

 

 

 

          1ый голос бас:                д    в    а    д    ц   а   т   ь              д    в    а       ====-----

          2ой голос баритон:          д в а д ц а т ь   д в а   д в а д ц а т ь    д в а      =====-----

          3ий гол.меццо-сопрано:    мне двадцатьдвадвадцатьдвадвадцатьдва      =====-----

          4ой голос баритон:          д в а д ц а т ь   д в а   д в а д ц а т ь    д в а      =====-----

          5ый голос бас:                д    в    а    д    ц   а   т   ь                 д    в    а      =====-----

 

 

    Поэма заканчивается специфическими значками =====----- обозначающими замедление темпа (slentando), который начинает походить на звучание заезженной постепенно затихающей пластинки.

 

     Линки к полному  факсимильному тексту поэмы "Размышление о сестре Ире", 1973-4:

  

                                                                                         часть 1

                                                                                         часть 2

                                                                                         часть 3

                                                                                         часть 4

 

 

       В  следующей книге "Пьесы для многоголосного чтения", 1974 каждое стихотворение было написано на отдельно раскладывающейся странице, подшитой в общий картонный переплет. Это была коллекция полифонических стихов различного размера для варьирующегося количества голосов. Объединенные под одной шапкой, все вместе эти пьесы-брошюры образовывали нечто вроде коммунальной квартиры с отдельными комнатами, где каждое отдельное сочинение сохраняло свою независимость и индивидуальность.  Страницы, размер которых варьировался от 29 х 24 см  до 124 х 24 см,  были вырезаны из рулона розовой обойной бумаги, подходящей для этой цели по размеру. Это была единственная монохромная обойная бумага, без узоров и бордюров, которую нам удалось найти в то время в Москве.

 

 

     

Rimma Gerlovina "Plays for Polyphonic Reading"

 

 

 

Римма Герловина, "Пьесы для многоголосного чтения", 1974,  18 х 25.5 см, 37 стр., 3 экз. Общий вид сборника показан с несколькими разложенными страницами, выходящими из переплета. Ниже приводится вступление с комментариями и одна из разложенных страниц сборника.

 

 

 

 

 

 

 Rimma Gerlovina comments to "Plays for Polyphonic Reading"

 

 

 

 

 

 

 Rimma Gerlovina, poem from "Plays for Polyphonic Reading"

 

 

 

       Обособленные, каждый в свою мини-раскладушку, стихи (некоторые из них имеют отдельное название, напечатанное с обратной стороны сложенного листа)  в то же время объединялись общим настроением, отражающим анимизм природы, ее психофизическую флюктуацию во всей ее манящей полифонии, что и являлось закономерным продолжением предыдущих поэм.

 

 

 

 

          1ый голос:                                             в природе богатые

          2ой голос: кто первый заметил изъяны                                   найди-ка!

          3ий голос:                                             на поверхности души

 

 

 

 

       Отличие этой книги от партитур, выпущенных в папках, не только в ее новом конструктивном решении, но и разнообразии самой визуальной поэзии.  Например, сборник открывается минималистичным "коаном", содержащим во всех трех своих голосах мнимое противоречие.

 

 

 

           1ый голос:         от меня осталось все

           2ой голос:                                    чего только не было ничего

           3ий голос:                                                                    ничего

 

 

 

                            Это же стихотворение в оригинале:

 

 

 Rimma Gerlovina poem from "Plays for Polyphonic Reading"

 

 

 

   Или другая пьеса, построенная на идентичности слов, но дихотомии мысли, выраженной одними и теми же средствами:

 

 

 

          1ый голос: с той стороны уходят мирные тени в эту сторону

          2ой голос: с этой стороны уходят мирные тени в ту сторону

 

 

 

    В некоторых стихах пауза становится важным составляющим, особенно там, где в растянутом горизонтальном пространстве страницы слова и предложения плавают почти обособленно в  поэтическом пейзаже, создавая впечатление и случайности и закономерности одновременно.

 

 

 Rimma Gerlovina poem from "Plays for Polyphonic Reading"

 

 

 

 

     Пейзаж жизни включает в себя все в равной мере. Леви-Стросс когда-то высказал идею, что мир начался без человека и закончится без него. Также и в "пейзаже" этой книги человек появляется и исчезает, оставляя свой антропологический след такой же бесследный, как и все остальное в этой майе. В то же время в бесхитростных образах фауны и флоры бихевиористский механизм природы выражается без антагонизма; а голоса скорее являются просто свидетелями происходящего.

 

 

 

          1ый голос:                                                                            никто не нашел

          2ой голос: новая живность затоптала старые отпечатки остались на снегу

          3ий голос:                                                                            никто ничего не  видел

 

 

 

                     Это же стихотворение в оригинале:

 

 

 Rimma Gerlovina poem form "Plfays from Polyphonic Reading"

 

 

 

 

 

          1ый голос:                             за печалью

          2ой голос:                                                 радость

          3ий голос:        новый день запечатлел                   на траве след от росы

          4ый голос:                                                                  ветер с утра

          5ый голос:                                                                  на траве зеленая сыпь

 

 

   

 

 

                                                       Побеги

 

          1ый голос: бежала полем косуля

          2ой голос:                                               бежала следом овца

          3ий голос:                                                                                  мы бежали

          4ый голос:                          заяц  быстро бежал

          5ый голос:                                            выбежал пес                                                                                                                                                                                                                                                    

 

 

 

 

    В целом можно отметить, что тема бренности, которая доминирует во всех партитурах, начинает выражаться в этой книге без прежней боли и более созерцательно, в каждом стихотворении по-своему, в прямую или иносказательно.

 

 

 

          1ый голос:  на это место слетались птицы петь и клевать

          2ой голос:                                                                                                    на крик долго никто не отвечал

          3ий голос:                                                                                                                           отпечалилась сестра

 

 

 

 

 

          1ый голос:  сердце  имеет свои причины у Паскаля

          2ой голос:                                                       весенний праздник скучный

          3ий голос:                                                       не для всех  

          4ый голос:                                                       пасхальное кушанье

 

 

 

 

 

  1ый голос сопрано: Листья пропадают неизвестно куда ползают больные животные перед смертью

  2ой голос альт:     Не помнят ни кола ни двора поэтому бежать очень долго по незнакомым местам                                 

  3ий голос тенор:   Долго привыкаю к новому образу жизни от неуверенности так неловко но все равно хочется жить там и тут

 

 

 

 

 

1ый:                                     за шагом пыли облако                                                                                                   небо светлее

2ой:          твердеет шаг за шагом                                                                                         стебли родились за видимой чертой

3ий: грязь по дороге твердеет шаг за шагом пылится под кустом животное спокойно колышит стебли продлились

4ый:         по дороге домой                                                            животное спокойно спит

5ый:                                                                                                                                                                              неба свет греет

6ой:                                                                                под кустом сиди животное  

 

 

 

                              Эта же поэма в оригинале:

 

 

 Rimma Gerlovina poem from "Plays for Polyphonic Reading"

 

 

 

 

          1ый голос:                      наливными полями и чем дальше тем больше доверия к миру

          2ой голос:    иду себе

          3ий голос:                       льняными полянами и чем дальше тем больше

 

 

 

      В книге использованы разнообразные концептуальные ходы, как в ее построении, так и в поэзии, как например, в коллаже "Лицо коня" строки Заболоцкого звучат симультанно:

 

 

 

                                                       Лицо коня

 

          1ый голос:   животные не спят

          2ой голос:                       они во тьме ночной

          3ий голос:                                                            стоят над миром

          4ый голос:   каменной стеной

 

 

 

     Такой же уже подход присутствует и в стихотворении "Мелодия", который можно исполнять до бесконечности. Получается нечто вроде музыкальной шкатулки с механическим соло и еще более механическим хором. 

 

 

    

 Rimma Gerlovina< poem from "Plays for Polyphonic Reading"

 

 

 

        Визуальное решение поэмы "Гора" полностью соответствует ее звучанию, которое при групповом чтении набирает крещендо на своей вершине и снова опускается вниз.

 

 

 

                                                                                    Гора

 

 

1ый:                                                                         На горе

2ой:                                                   Тропа прямо на горе у ног

3ий:                                        Велела тропа прямо на горе много шума наделать

4ый:                              Из норы вела тропа прямо на горе много шума наделал какой  кричит

5ый:               Выйти  вон из норы вела тропа прямо на горе много шума наделал какой-то кричит недруг голодный

6ой:Пришлось выйти  вон из норы вела тропа прямо на горе много шума наделал какой-то кричит недруг и голодное животное  

 

 

 

     В оригинале эта гора, как и все остальные стихи, напечатана заглавными буквами:

 

 

 Rimma Gerlovina, poem from "Plays for Polyphonic Reading"

 

 

 

    В конце сборника помещено самое длинное стихотворение для трех голосов (123 х 24 см), которое повторяется как риторнелло и может продолжаться до бесконечности.

 

 

 

 Rimma Gerlovina, poem form "Plays for Polyphonic Reading"

 

 

 

Линк к печатной версии этого стихотворения и к другим ему подобным с длинными строфами в сборнике "Пьесы для многоголосного чтения", 1974.

 

 

     Книга заканчивается лирическим стихотворением, посвященным Валерию. Он писал ей приказы, а она ему поэмы. В американский период нашей жизни к каждому дню рождения мы делали работы друг другу в подарок. В сборник включено несколько стихотворений, где упоминается имя Валерия (Ле); и все, что касается любовной лирики, тоже, естественно, посвящено ему.

 

 

          1ый голос: здесь мой муж и я положилась

          2ой голос                                  на доброе здоровье

          3ий голос:                                                   не надо искать под кустом или при дороге

          4ый голос:                                                                                                         везде мой муж

 

 

 

 

 

          1ый голос:                             ЛЕ

          2ой голос:                                                   ЛЕ  ГЕРЛО

          3ий голос:        ЛЕ

 

 

 

       Последнее в этом ряду лирическое стихотворение решено минимальными средствами - стаккато из нескольких капель, в оригинале над словами нарисованы коричневые точки. Интересно, что в это же время Валерий делал монотипии со словами и именами используя все ту же цветную копировальную бумагу. В наших работах всегда была синхронность, которая в конце концов перешла в унисон.

       По поводу значения книги "Пьесы для многолосного чтения" в общем процессе творчества можно суммировать, что литературные концептуальные детали и особенно прием брошюровки книги как объекта, взаимодействие с которым требует определенной манипуляции, подготавливали почву для нового поворота в творчестве, а именно, к концептуальным кубикам - новому жанру объемной поэзии.

      Прежде, чем мы обратимся к последней многоголосной и многоязычной поэме "Четыре прелюдии к рождению", 1974, приведем пример одного из сочинений Ирины Герловиной, чье невидимое присутствие ощущается во всех стихах этого периода. Ее последнее письмо, написанное Римме за несколько дней до своей гибели, мы включили в сборник  "Воздухоплавание", который мы составили из подлинных работ московских художников и поэтов в 1973 году.

 

 

 

 Irina Gerlovina, page from "Aeronautics" magazine

 

 

 
Ирина Герловина, страница  из сборника "Воздухоплавание", 1973; на фотографии показана с двух сторон. Размер  листа  59,5 х 78 см в  конверте 34 х 47 см; текст напечатан с помощью деревянных букв.
 

 

 

 

        Несколько слов о самом издании. Ватманские листы одного формата, которые мы раздали участникам, были разнообразно ими использованы, собраны воедино и переплетены Валерием Герловиным в картонной обложке со скользящими по веревке буквами "В-о-з-д-у-х-о-п-л-а-в-а-н-и-е". Это групповое издание, которое мы задумали в начале 70-ых, предполагалось выпускать в одном подлинном экземпляре, каждый номер которого должен был иметь свою тему и свое название. Из задуманного мы смогли издать только полтора таких сборника - "Воздухоплавание" и "Животный мир", который остался незаконченным, и при отъезде мы отдали  все его остатки, как и многие другие наши и не наши печатные произведения самиздата, Андрею Монастырскому.

 

 

 

 "Aeronautics" magazine

 

 
"Воздухоплавние", сборник работ московских художников и поэтов, 1973, 48 х 36 см. Слева направо: обложка  Валерия Герловина, страницы с рисунками Андрея Монастырского, Никиты Алексеева (в нижнем ряду): страница с коллажными клапанами Льва Рубинштейна и конверт с письмом Ирины Герловиной.
 

 

 

        В 1976-77 гг. мы собрали и напечатали на пишущей машинке материалы для нового художественного альманаха, который, как предполагалось, должен был выходить в 8 экземплярах. Сюда вошли документальные записи бесед с Юрием Соболевым и с Комаром и Меламидом; раскадровка независимого художественного фильма Олега Киселева; визуальная картотека Всеволода Некрасова; манифест музыкальной группы композитора Артемова, наша теоретическая статья с фотографиями и вырезанной раскладушкой куба, а также рентгеновские снимки Михаила Чернышова в качестве иллюстраций к конструкторным работам Валерия Герловина. Поняв, что такая рукотворная издательская деятельность у нас отнимает слишком много творческих сил, к тому же, имея уже планы на отъезд из Советского Союза, мы отдали весь готовый номер Виталию Грибкову, который в то время выпускал самодельный журнал под названием "Метки". В Нью-Йорке же мы осуществили подобного рода рукотворное теперь уже интернациональное издание под названием "Коллективная ферма" (Collective Farm), номера которого были составлены из переплетенных в книгу конвертов, служивших как бы мини-галереей для каждого приглашенного участника. (Этот журнал, сделанный старинным методом самиздата, описан в статье о наших совместных работах  в 5-ой части (School of the Art Institute of Chicago Collection, Chicago,IL ), (Reed College Collection, Portland, OR links.)

 

 

 "Collective Farm" magazine

 

 
6 номеров журнала "Коллективная Ферма", издатели Римма и Валерий Герловины и Вагрич Бахчанян, 1981-1987 гг., тираж 100 или 50 экз., Нью-Йорк. Верхний ряд слева направо: No 2 "Письма в СССР", No 5 "Пятилетний план", No 4 "Вундеркинды"; нижний ряд: No 6 "Сталинский тест", No 1 "Колхоз", No 3 "Обед в почтовом отделении".
 
     

 

 < главная страница                                                          < содержание                                          вперед  часть 2 >