<назад                               < главная страница                            < содержание                          вперед >

 

                                                                                           РИММА И ВАЛЕРИЙ ГЕРЛОВИНЫ

 

                                                                РАННИЕ СОВМЕСТНЫЕ РАБОТЫ

                                                                         

                                                             © 2007 Rimma Gerlovina and Valeriy Gerlovin

 

                                                                                   часть третья

 

 

to be

Если этот многоступенчатый вопрос рассмотреть с разных точек зрения и как бы голографически, то его относительность может быть показана с помощью семантики возможных миров. Альбом под таким названием появился в 1977 году в ряду других концептуальных объектов, близких ему по тематике. Некоторые из этих работ видны на фотографии, сделанной с целью суммирующей документации незадолго до нашего отъезда из России.

 

 

  Rimma Gerlovina and Valeriy Gerlovin with their works

 

 
Римма и Валерий Герловины с работами, Москва, 1978, фото Игоря Макаревича. Альбом "Семантика возможных миров", 1977, крайний справа в цветной обложке; в руках альбом в клетчатом переплете - первый вариант "Зеркальной игры", 1977, коллекция Третьяковской галерии.
 

 

      Работа "Семантика возможных миров" родилась при якобы случайных обстоятельствах: в результате использования "отходов" производства. Валерию предложили оформить  книгу о лечебных гимнастических упражнениях, которые Римма выполнила как гимнастический перформанс.

 

 book of excersises

 

  Разворот книги А. Л. Шабада "Советы уролога женщинам", изд. "Знание", Москва, 1978, 95 стр., 16,5 х 12 см  

 

 

        Фотографии этих упражнений легли в основу совершенно иного сочинения; они стали "живым макетом" концептуального сценария фильма-гипотезы "Семантика возможных миров".

 

 
Gerlovina, Gerlovin  album "Sematics of Possible Worlds" overview

 

 

Римма и Валерий Герловины, "Семантика возможных миров", 1977, альбом в тканевом переплете 37 х 27 х 2,5 см, 31 страница, разрозненные картонные планшеты на английском языке с фотографиями Владислава Данилова.

 

 

 

 

      Многие наши поздние проекты были сделаны на двух языках; при вывозе из России с объектов  приходилось снимать подписи, т.к. цензура не пропускала ни одного слова. Все тексты работ были пересланы по почте нашим знакомым в Вене и восстановлены (иногда только по-английски) после нашего переезда заграницу. Приведем кадры из "фильма" с сопровождающими его титрами, начиная с титульного листа.

 

 

 title

 

  

  Gerlovina, Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

 

Модуль заменяется его наглядным описан- ием.

  Один и тот же модуль служит пересечением двух разных миров

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

 

Модуль существует только в своем соб- ственном сознании.

  Модуль повсеместен и бесконечен. Модуль - это все; все - это модуль.

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

Модуль тождественен самому себе.

 

 

Модуль существует сам по себе, независи- мо от материи, нематериальный, но форми- рующий материю.

 

 

Rimma and Valeriy Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

 

Модуль пребывает одновременно в насто- ящем, будущем и прошедшем.

  Модуль сам себя модулирует. 

 

 

  Gerlovina, Gerlovin pages from album "Semantics of Possible Worlds"

 

 

Не существует ни времени, ни простран- ства - один только модуль.

  Все модули существуют одновременно в одном образе и подобии.

 

 

 

      Без сомнения, "экранизация" этого сценария требует некоторых комментариев, чтобы зритель не подумал, что  это  игра воображения  безумного физика. Работа вполне телесная, о чем и свидетельствуют фотографии. Если человек содержит в себе  микрокосм аналогичный макрокосму ("по образу и подобию...") и по его голографической схеме можно восстановить целостную вселенную, к которой он принадлежит, то использование человеческого образа для этой цели вполне уместно. Отсюда получается, что он/она есть модуль, который повсеместен и бесконечен. Тождественный самому себе, по своей сущности, этот модуль существует независимо от материи, будучи  нематериальным, но формирующим материю. Модуль сам себя модулирует. Не существует ни времени, ни пространства, один только модуль, и в своем множественности он существует в одном образе и подобии.

 

 

 Gerlovina, Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

 

Модуль не определен абсолютно, являясь лишь фрагментом мировых линий.

 
Модуль не обладает сознанием, т.к. в этом возможном мире является неодушевленным предметом.

 

 

 Gerlovina, Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

 

Интерпретация индивидуального модуля- константы, скажем, В, - это двуместная функция Ф (В,М), где М - некоторый воз- можный мир.

  Один  и  тот  же  модуль  может  существо-  вать   одновременно   в   нескольких  фор- мах,  например,  в  форме  предмета  и су- щества.

 

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

Модуль является воплощением другого модуля, умершего в близлежащем воз- можном мире.

 

 

Каждый модуль Х является одним из моду- лей  У, и наоборот, каждый модуль У явля- ется одним из модулей Х; какой именно аб- солютный модуль является относительным не известно.

 

 

  Gerlovina, Gerlovin  pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

 
Вопрос о существовании модуля является второстепенным, т.к. в центре внимания анализ субъективного восприятия возмож- ного мира, релятивизированного к воспри- нимаемому модулю.
 
Модуль обладает одними и теми же свой- ствами в разных мирах, а именно, играет одну и ту же роль в некоторой совокуп- ности возможных миров.

 

 

 

 Rimma and Valeriy Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

 

Модуль - аморфная масса, выполняющая приказания модулей близлежащего изме- рения.

  Модуль это мираж.

 

 

        Самые странные законы вселенной, которые кажутся чистой фантазией или миражем, тоже находят свое воплощение здесь в нашем материальном мире; просто человек далеко не всегда способен узнавать их. При частичном обрывочном понимании этих феноменов человек скорее склонен к их мизинтерпретации, нежели правильному осмыслению. Частичная правда всегда ближе ко лжи, чем к правде. Не сложно себе представить, какое смятение могло бы произвести электричество, скажем, во времена Петра Первого. В древние времена люди, способные модулировать материю без физического вмешательства, пользовались теми же средствами, которые в настоящее время определяются электромагнитными полями и солярными двигателями. У сфинкса нет никакой загадки, просто человечество развито весьма рудиментарно и называет загадкой (или вообще отрицает) то, что оно не способно понять.  Отсюда следует, если говорить на аллегорическом языке концептуализма, что модуль непознаваем, он существует в своем собственном сознании, одновременно в настоящем, будущем и прошлом. Он видоизменяется под действием критерия оценки; для нас он мираж. Вполне допустима идея, что существует и такое измерение, где царит полный хаос и понятие модуля лишено смысла.

     Все возможные миры в  нашей работе "изображены" бесстрастно, с помощью не выходящих из парадигмы телесных движений, в которых физическая материя "упражняется", проецируя свое многообразие форм в нашу жизнь.

 

 

 Gerlovina, Gerlovin pages from  "Semantics of Possible Worlds"

 

 

Модуль всегда находится в состоянии любви : а) к себе б) к окружающим.

  Модуль видоизменяется под действием категории оценки.

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

Модуль непознаваем.

 

 

Одна из существенных черт этого возмож- ного мира - модули сначала умирают, а по- том рождаются.

 

 

 Gerlovina, Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

 

Полный хаос. Понятие модуля лишено смысла.

 
Возможный модуль есть истинный модуль, и наоборот, истинный модуль есть возмож- ный модуль.

 

 

  Gerlovina, Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

 

Модуль тождественен другому модулю в концепте времени и пространства.

 
Каждая форма существования модуля, т.е. жизнь, длится 1 сек., которая равна 100 млрд. лет, а может быть и более.

 

 

 

  Gerlovina, Gerlovin pages from "Semantics of Possible Worlds"

 

Этот возможный мир не существует.

 

 

Онтологически возможные миры заменяют- ся эпистемилогически возможными мирами, соответственно и модули.

 

 

 Gerlovina, Gerlovin page from "Semantics of Possible Worlds"

 

 
Вместо конкретных модулей существует мно- жество сущностей, соответствующих каждому конкретному модулю.
 

 

 

 

       Жизнь человека похожа на цикл ментальных, психических и телесных упражнений. Все  события с нами совершаются или, если хотите, мы их совершаем во времени, отпущенном нам подобно  временной проекции фильма на экране. (К слову о кинопроекции, если быстро перекрутить эти фотографии упражнений, кадры мелькают как в старинном синематографе.) Экранизация судьбы каждого человека, в конце концов, заканчивается. Чем меньше привязанность к этой временной проекции, к ее причинам и следствиям, тем больше вероятность неискаженного отражения в человеке сущности создания, каким бы зазеркальным оно не казалось.

       Художественный парафраз этой идеи мы попытались сделать, пользуясь концептуальной тактикой с ее теоретической псевдосерьезностью, юмором и в какой-то степени иронией. Эти же мысли можно изложить, пользуясь научной или теологической терминологией, и не только - например, Лютер в одной из своих проповедей сослался на пищевой продукт: "Вера соединяет человека с Богом в одном куличе."  Его кулич это тоже своего рода модуль, но с кулинарным оттенком.

 

 

  Gerlovina, Gerlovin "Absolute-Relative" C-print

 

                                            Римма и Валерий  Герловины "Абсолютно относительное" ©1990, фотопечать.

 

 

     Слова "absolute" и "relative" (последнее написано в обратную сторону) кончаются одной и той же буквой "Е", которая в физике используется для обозначения энергия. Вибрация зеркальных отражений  создает коридор бесконечности в обе стороны. При попадании в зону действия того или другого состояния, возникает возможность идентификации с абсолютным или, наоборот, погружение в бездонность относительного, что одинаково ведет к парадоксу, т. е. и в том и другом случае происходит отдача концов в бесконечность.

                                    А ко-не-ц ли это?

     Понятия абсолютного и относительного как два конца одной веревки, если потянуть за один, тянется другой. Соединяя их, несмотря на их антагонистичность, мы оказываемся в точке их пересечения, представляющей общность их энергии. В этой точке происходит их война и мир одновременно, переливание одного понятие в другое. Эта математическая "драма" (которая в жизни выражена единством и борьбой противоположностей всех видов и мастей, начиная с кардинального противоречия добра и зла)   разыграна  в данном случае не с помощью фигуры модуля как в "Семантике возможных миров", а на сцене человеческого лица. Псевдонаучный язык искусства может изображать сущность явлений в  иносказательной форме, при этом он не настаивает на логическом понимании, а предлагает интуитивное узнавание и подсознательную ассимиляцию этого явления с помощью метафоры.

 

 

 Gerlovina, Gerlovin "Zero" C-print

 

                                                       Римма и Валерий Герловины "Ноль" (Zero) ©2002, фотопечать.

 

        В этой фотографии визуально спроецирована таинственная история появления неисчерпаемой энергии из нулевой точки (zero-point field). Ноль показан в его творческой полноте, в виде яйца. Согласно теории свободной энергии, нулевая точка обладает максимальной потенциальностью, являясь отправной космогонической константой наименьшей неудаляемой энергии. Об этом свидетельствует и буддистская концепция о том, что в зоне отсутствия присутствует всецелосность. Именно в этой точке многие изобретатели искали источник силы для perpetuum mobile. По аналогии этот невидимый мотор витальности встроен в биологическую парадигму чередования курицы в яйце с курицей в яйце с курицей в яйце с курицей в...  и так ad infinitum.

 

 

  Gerlovina, Gerlovin "Two Eggs" C-print

 

                                                         Римма и Валерий Герловины "Два яйца" ©2002, фотопечать.

 

 

      Непроизвольно в фотографиях возникали эффекты, которые можно в какой-то степени сравнить со странностями, присущими квантовой физике. Как, например, один и тот же атом может находиться одновременно и с левой стороны и с правой. Но стоит кому-либо начать наблюдать за ним, атом "выбирает" себе фиксированное место и становится видимым только с одной стороны. Эти странные "научные параметры" наших работ, скрытые за чисто художественным изображением, начали притягивать внимание ученых; к нам стали обращаться научные издательства с просьбой использовать наши фотографии в журналах и в пособиях для вузов по математике, физике, психологии, социологии и пр. (в США  учебники принято иллюстрировать произведениями искусства).

 

 

  cover of magazine "The Sciences"

 

                                                         Обложка журнала "Науки" май-июнь (The Sciences), 1997

 

 

      Работы появлялись не только в изданиях из области точных наук, но и в учебниках по теории фотографии и искусства для университетов в англоязычных странах. Иногда нам приходили письма с других континентов с неожиданными вопросами, как например, от студента Дублинского университета, который писал свою курсовую о корреляции нашей работы "Мадонна с младенцем" с картиной Нероччио де Ланди "Мадонна с младенцем, св. Себастьяном и св. Катериной Александрийской". Поскольку эту картину мы, к стыду своему не видели, то прежде, чем мы смогли ответить на его вопросы, пришлось самим вернуться к учебникам по искусству Ренессанса.

 

 

  book "Understanding Art"

 

 
Страницы из  учебника для художественных вузов  "Понимание искусства" (Understanding Art by Lois Fichner-Rathus, Harcourt College Publishing, book for art collages, 8th ed., 2006) Слева направо: заставка к главе о визуальных элементах в искусстве и разворот с иллюстрациями работ Александра Кальдера, Элизабет Кэтлетт и нашей работы "Мадонна с младенцем", 1992.
 

 

 

        Элитарные художественные издания и особенно журналы преимущественно рассчитаны на круг светских людей, чей вкус всегда подвержен моде, базируется на престижности и требует экстравагантности, при этом зачастую оставаясь весьма поверхностным и мимолетным. В этом свете казалось, что университетские учебники давали работам какое-то другое общечеловеческое измерение.

       Цветные фотографии, которые периодически попадали в широкую тиражированную печать, развивали мысли, заложенные в их черно-белых концептуальных прототипах. В альбоме "Деревья"  была затронута не менее странная тема, чем в "Семантике возможных миров"; она касалась не области теоретической физики, а скорее психотерапии, - это  был "научно-исследовательский" труд по сновидениям и их контролю или попросту пособие по фотографированию снов в картинках.

 

 

Gerlovina, Gerlovin album "Trees"

 

 
Римма и Валерий Герловины, "Деревья", 1978, альбом в тканевом переплете, 37 х 27 х 2,5 см,  20 разрозненных картонных страниц на русском и английском языках с фотографиями Игоря Макаревича.
 

 

 

 

На первой странице дана вступительная информация: "Сны Риммы и Валерия Герловиных с 1 января по 21 января 1978 года" и предупреждение, что все деревья, о которых пойдет речь, помечены лентами.

 

 

Gerlovina, Gerlovin text from album "Trees"

 

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from album "Trees"

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from album "Trees"

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from album "Trees"

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from album "Trees"

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from album "Trees"

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from album "Trees"

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from album "Trees"

 

 

Gerlovina, Gerlovin pages from album "Trees"

 

 

       Если в этом альбоме сны имели в какой-то степени реалистический элемент (конкретный ландшафта, деревья, люди), то в поздних работах медитативное видение стало обретать форму фотографических видений. Сновидения легко и естественно могут пересекаться с фотографической иллюзией. В "Деревьях" она была чисто концептуальная, а в фотографических работах к ней прибавилась визуальная аура. Иллюзию мы пытались достигать с минимальным вмешательством фотографических, а тем более цифровых трюков, с помощью которых можно смонтировать что угодно. Значительно сложнее передать эфемерность естественным путем, сохраняя тонкость и неосязаемость ее "прикосновения", изобразить ее с помощью внутреннего состояния.

 

 

  Gerlovina, Gerlovin "Eyefull" C-print  

 

                                               Римма и Валерий Герловины, "Многоглазие" (Eyefull) ©2002, фотопечать.

 

 

      В смещении разных пластов яви и сна присутствует тоже своего рода реальность, хотя и астрального свойства. На первичном уровне здесь находится "колодец" памяти, из которого черпают интерпретации снов; в более сложном подчинении именно в этом слое формируется эмбрион психически комплексного сознания. Переключение из реальности в астральное поле подобно переключению мышления с одной скорости на другую. Такая трансгрессия может привести к драматическим сдвигам, что можно проиллюстрировать вкратце с помощью ирландской легенды о юноше, якобы случайно забредшим на озеро фей. Завороженный их игрой, он провел с ними целый день; однако согласно обычному отсчету времени оказалось, что он пробыл на озере 20 лет. Мифологическое время имеет иные параметры, которые в какой-то степени и оперируют в наших снах. Оказавшись таким образом изъятым из горизонтального ощущения  временного процесса,  он курсировал  в его временной спирали. Когда же он вернулся домой, то, к своему удивлению, он обнаружил, что жизнь для него изменилась до такой степени, что его "возвышенное" состояние и опыт невероятного совершенно непригоден в бытовой среде. Столкнувшись с непониманием и в результате этого антагонизмом своих давно состарившихся односельчан, он вернулся назад к таинственному озеру. Соприкосновение с сакральным течением времени, которое, по всей вероятности, идет, но не проходит, можно назвать онтологической иллюзией.

  Gerlovina, Gerlovin "The Second Sight" C-print in metal construction

 

           Римма и Валерий Герловины, "Ясновидение" (Second Sight) ©1993, фотопечать в металлической конструкции.

 

 

         В композиции с окутывающим волосянным покровом подобное смещение пластов реальности и иллюзии передано с помощью рисунка открытых глаз на опущенных веках. Такие нарисованные глаза моргают, как только открываются реальные и наоборот. Когда обычный бытовой взгляд на вещи становится пассивным, активизируется второе интуитивное видение, то, что в какой-то мере можно охарактеризовать как participation mystique.

        Люди искусства являются не только свидетелями странных явлений, но и зачастую их проводниками, как в трансформирующем, так и деградирующем контексте. Многие из них сами себя обозревают через свое собственное искусство; по картинам Гойи или Дали, не сложно выстроить их психическую траекторию, поднимающуюся из колодца подсознательного подобно спирали сна.

 

 

Gerlovina, Gerlovin "Pomona" C-print

 

                                             Римма и Валерий Герловины, "Помона" (Pomona)  ©1993, фотопечать.

 

 

     "18 января  1978 года нам снилось, что нам снится зимний лес." С такой же легкостью эта иллюзия может превращаться и в сон в летнюю ночь. В стиле Арчимболдо мы изобразили этот многоглазый сон природы, назвав его именем богини урожая Помоны. Это была одна из последних работ отснятых в Нью-Йорке перед нашим переездом загород. Раннее риммино полифоническое стихотворение, предназначенное для чтения на несколько голосов, поэтически передает изображенную здесь многоплодность природы:

 

 

1ый голос бас:           ........................................................................................................................................словно нет концов в земле......................................

2ой голос баритон: приученная к повторению в новых образах....................................................в сочных травах живут тысячи самых мелких тварей

3ий голос.меццо:    природа ........................................ свой образ пока во мне ее корни растут................................................................................................

4ый голос баритон: при родах     повторяет одно и то же..................................................................в мелких тварях живут еще мельче.............................

5ый голос бас:         ...........................................................................................................................................словно нет концов в земле......................................

 

 

 

(Отрывок из партитуры для пяти голосов "Размышление о сестре Ире", 1974).

 

 

 

Gerlovina, Gerlovin "Looking Grass" C-print 

 

                                           Римма и Валерий Герловины, "Лицо травы" (Looking Grass) ©1991, фотопечать.

 

 

     Во тьме ночной природа не спит, ее глаз зияет над нашим сознанием. Возможно, мы смотрим ее сны всю нашу жизнь; и ее эфемерность выражается в нашем трехмерном измерении через материальное; поэтому человек живущий в погоне за этим материальным, на самом деле, гоняется за иллюзией. В этом смысле, Кальдерон как будто отчеканил формулу, назвав свою пьесу "Жизнь - это сон" ("La vita es sueño"), лейтмотивом которой является фраза: "и в сновиденье добро остается добром."

 

                                                                              Если то, чего я коснулся,

                                                                              Только пригрезилось мне,

                                                                              Наяву я грежу вдвойне...

     

                                                                              И лучшие дни страшны,

                                                                              Потому что сны - это только сны...

                        

                                                                                             (перевод И.Тыняновой)

 

          Приняв форму рисунка, изображение деревьев и всей прочей флоры, во многих наших поздних фотографиях переместилось из реальности в иную плоскость, а точнее было перенесено из сферы природы на "сцену" человеческого лица. Обретая новые антропоморфные качества, подобная растительность уже сама по себе содержала иллюзорное переплетение реальности и сна. Строки из  раннего альбома-пособия по фотографированию снов: "11 января 1978 года нам снилось, что этот лес - иллюзия, на самом же деле это одно дерево" вполне приложимы и к этой фотографии "лица травы". Органы зрения здесь показаны общими в человеке и природе, соединенными воедино, вполне возможно, такова есть подлинная природа человека. И если это так, то не исключено, что этому дереву снимся мы.

        В этой работе затронут еще один аспект природы, связанный с темой Черной Мадонны (Черной Богоматери в православии), чей прообраз идет из глубокой древности. Поскольку эта тема "mater materialis" требует отдельного толкования, в данном случае достаточно будет ограничиться кратким комментарием по поводу черноты этого образа: рожденный светом  - растет во тьме. Но выросшее во тьме в конце концов достигает света.

 

< назад                                     < главная страница                                            < содержание                                      вперед >