< назад                                           < главная страница                     < содержание                                               вперед >

 

 

                                                          РИММА ГЕРЛОВИНА О КУБИКАХ И ПР.

 

                                                                           ©2007, Rimma Gerlovina

 

                                                                                часть четвертая

                                                       

 

       Анализируя прошлое, стоит добавить, что уехав из России мы стояли в стороне от этнических группировок, сложившихся среди русских художников на западе. Социальные иерархии пронизывают искусство так же, как любую общественную структуру: в нем есть свои ясли и домоуправления, свои ярмарки и тюрьмы, а также свои архимандриты, вии и панночки. В несложной пародийной форме это отражается в социально-политическом искусстве, как например, в соцарте, продолжающем пародировать прошедшую советскую жизнь из-за границы. Социально-политическое искусство существует всегда и везде, как бы оно себя не называло, соцартом, передвижничеством или кукрыниксами; оно просто модифицируется по форме и содержанию согласно своему времени, месту положения и идеологической позиции про- или контра.

       В нашем творчестве подобный жанр не занимает особого места, хотя  в раннем периоде  мы использовали социально-политический язык чаще, как например, в описанном ранее кубическом архетипе советского руководителя, который составляется из кубиков с лицами членов политбюро, 1975. Более поздняя работа деревянная "Конституция", 1985, тоже отдает дань социуму, но уже в более широком контексте и с юридической подоплекой. Этот объект состоит из трех панелей, в результате передвижения которых можно образовывать различные законодательные неологизмы, складывая их из разных приставок, корней и окончаний, как показано ниже в ее вариантах раскладки.

 

 

 Rimma Gerlovina Constitution in Russian

 

 

 

"Базирующаяся" на интернациональном римском праве, эта конституция не теряет своего "резинового" свойства ни в русском, ни в английском вариантах (в иллюстрациях "Конституция" показана  в разных позициях).

 

 

 

 Rimma Gerlovina Constitution, position 1

 

 

 

 

Rimma Gerlovina Constitution , position 2

 

 

 

 

 Rimma Gerlovina Constitution, position 3

 

                                      Римма Герловина, "Конституция", 1985, дерево, акрилик, 73 х 77 х 8,5 см.

 

 

 

       В целом, нас больше интересовала философская сторона творчества, с его психологической и метафизической подоплекой, его роль в формировании более развитой личности нежели социальной единицы общества. Общество всегда питается своим собственным критицизмом, вращаясь по кругу своей социальной схемы, подобно собаке, которая гоняется за своим собственным хвостом. Не раз человек был назван "социальным животным", и пока он будет оставаться таковым, все его организации будут иметь  много общего со стаей, как бы социально ловко они ни были сгруппированы, как в политике, так и в искусстве. Чтобы выйти из-под ее доминирующего влияния, необходим радикальный скачек из замкнутого круга социума, из его группового сознания, свойственного всем "творчески" приспособленным и приспособляемым единицам социально-художественного коллектива. И это, естественно, может вести не только к потери взаимопонимания с окружающей средой, но  и к серьезным разногласиям. Если перевести эти дискуссию на язык приказов Валерия Герловина, в жанре которого  он работал много лет параллельно со своими концептуальными объектами и скульптурами, то "неправильные ножницы нашей жизни" могут быть продемонстрированы афористически с помощью юмора.

 

 

 Valeriy Gerlovin PronouncementValeriy Gerlovin Pronouncement

 

 

 Valeriy Gerlovin PronouncementValeriy Gerlovin Pronouncement

 

 

 Valeriy Gerlovin PronouncementValeriy Gerlovin Pronouncement

 

                               Валерий Герловин, из серии "Приказы", 1972- 2006, бумага, фломастеры, 28см х 21,5см.

 

 

     Мало кто из творческих людей с подлинным талантом и углубленным сознанием может обойти подобные сложности, хотя бы в той или иной мере. В то же время абсолютно независимое существование, полностью само по себе, также не возможно, поэтому здесь речь идет не о физической изоляции и не о персональной экзальтации, а о  осознанном  со-участии в  жизненном процессе, которое базируется на самостоятельности мышления. Подлинная объективность не может быть выражена через двухмерную плоскость социума. Прежде всего, по той причине, что общественное мнение не способно отличать первопроходцев от "первопроходимцев", голоса которых, как правило, раздаются громче всех и апеллирует ко вкусам  потребителя. В жизни (и особенно в прессе) от гения до тупицы, который берется судить гения, всего лишь "один шаг" - но, не дай, Бог, его сделать! Некая мрачная закономерность есть в том, что  за Пушкиным шла тень Курилки, за Соловьевым Победоносцева, а за Моцартом Сальери.

 

 

 Valeriy Gerlovin Pronouncement Valeriy Gerlovin Pronouncement

 

                            Валерий Герловин, из серии "Приказы", 1972- 2006, бумага, фломастеры, 28см Х 21,5см.

 

 

        Когда-то  в нашей книге Russian Samizdat Art (в русском варианте "Концептуальный самиздат арт"), вышедшей в Америке на английском языке в 1986 году, освещение фактов, событий и людей послужило нам надстройкой для размышления над принципами творчества в целом. Со временем эти мысли окрепли и развились в теоретические исследования, с герменевтикой, плавно следующей траектории нашего творчества.

 

Rimma and Valeriy Gerlovin Russian samizdat Art book

 

Russian Samizdat Art, 1986, Willis, Locker, & Owens, New York. На фото показаны три издания, слева направо: в мягкой обложке, в жестком переплете и лимитированное издание. Последнее включало папку с шестью подписными шелкографиями нескольких русских художников. В нем участвовали Вагрич Бахчанян, Виталий Комар и Александр Меламид, Генрих Худяков, Михаил Чернышов и мы. Мы пригласили двух западных специалистов по русскому искусству, Джона Болта ( John E. Bowlt) и Шимона Бойко (Szymon Bojko), написать статьи о русских книжных изданиях начала 20 века.  При выходе в свет этой книги нам позвонил из Греции коллекционер Г. Д. Костаки, поздравил и сказал, что в будущем она будет разыскиваться так же, как редкие книги  русского авангарда. В русском варианте она не  появлялась, но вышла на польском языке в 1990 г. в Варшаве (Rosyjska Sztuka Samizdatu, Rimma and Walerij Gerlowinowie, Centrum Sztuki Wspolczesnej, Warszawa, Poland, 1990, link.) Подробнее об этом издании в статье "Документация выставки концептуального самиздата"

 

 

        Художник живет и видит через искусство,  при этом  его творчество является продолжением не только его характера, но и мышления, выходящего уже за пределы исключительно личного. Искусство жизни и жизнь искусства переплетены - это бесконечный процесс мутаций подобно блуждающему между двумя полюсами заряду: от конденсации  духовного в материю и назад - к испарению материи в трансцендентном. В этом алхимическом транзите сознания, наиболее ярко выраженном в творчестве, проистекает организованный хаос жизни, где  поступательно

                                первоначальный инстинкт вытесняется чувствами,

                                     чувства совершенствуются  интеллектуальным мышлением,

                                                   мышление перерастает в высшую интуицию...

Эти степени творческой формативной энергии отражаются в разных жанрах и через разные уровни сознания и таланта художника, через символы и аллегории сложного процесса индивидуализации. Поэтому более комплексные идеи диктуют иной образ жизни нежели активное участие в социуме; возникают  иные интересы и иные формы работ.

 

 

 Rimma gerlovina Pyramid

 

 

Римма Герловина, "Три ступени познания", 1975, картон, бумага, 16 х 16 х 16 см. В соответствии со ступенями пирамиды на ней выклеены следующие надписи: "первая ступень познания", "вторая ступень познания", "третья ступень познания".

 

 

 

 

        В работе "Три ступени познания" верхняя последняя ступень открывается в пустоту или, можно сказать, возвращается (взлетает или падает) в ту же глубину, из которой она выделилась. В каком-то смысле она подобна волне, возвращающейся  в массу воды, из которой она временно выросла. На этом же ступенчатом принципе построена и другая большая поэма под названием "Пирамида".

 Rimma Gerlovina large Pyramid

 

  Римма Герловина, "Пирамида", 1976, картон, бумага, дерево, 32 х 32 х 24см.  Эта поэма, как многие другие наши работы, находятся сейчас в Музейном центре РГУ, в музее неофициального искусства 1950-70 годов "Другое искусство"из коллекции Л. П. Талочкина.  

 

  

 

       Составленная и трех кубических слоев, эта поэма может быть разложена на три пласта, которые соответствуют трем радикально различающимся состояниям. Тема развивается по возрастающей, по ступеням снизу вверх, подобно трем этапам развития:

(1) от множественности и дробления социальной жизни в нижнем слое,

(2) через консолидацию личности в период активизации женского начала в среднем слое (в разных религиях, мифах, инициациях и прилегающих к ним теориях эта зона связана с женским образом: Мадонны, Исиды, или обобщенного материнского архетипа, как например, у Юнга); и, наконец,

(3) выход к трансцендентному единству, обозначенному верхним герметичным кубиком, который нельзя открыть.

       Пирамида обклеена бежевыми обоями, теми же, которыми были обклеены стены нашей московской квартиры. Нижний социальный слой "Пирамиды" состоит из 16 соединенных между собой кубов, открывающихся по отдельности, тем самым олицетворяя и разнородность  и одновременно разрозненность социального быта. Вот содержание 9 из 16 кубиков, составляющих первый слой:

 

 

 Rimma Gerlovina description of the pyramid

 

 

        Средний ряд "Пирамиды" состоит из 9 псевдокубов, на самом деле это одна площадь с перегородками,  подобно решетке, у которой каждый отсек имеет свою отдельную крышку. На дне один большой образ Моны Лизы, который сначала непонятен из-за фрагментации композиции, но постепенно общая картина выстраивается по мере открывания крышек каждой ячейки. На третей ступени "Пирамиды" последний "высший" куб герметичен.

       В отличие от "Пирамиды", идея которой развивается поступательно, в поэме "Круг", 1976, все возвращается  на круги свои.

 

 

 Rimma Gerlovina Circle

 

                                                      Римма Герловина, "Круг", 1976, диаметр 98 см,толщина

                                                      9 см, металлическая основа, картон, ткань, бумага,

 

 

 

        Кубики с разными понятиями на шести сторонах свободно переставляются по кругу, образуя вариации  бесконечной взаимозависимости :

 

       ...зависит от прошлого, которое...

          ...зависит от весны, которая ...

             ...зависит от сомнения, которое...

                ...зависит от творчества, которое...

                   ...зависит от папы, который...

                        ...зависит от революции, которая...

                           ...зависит от шапки, которая...

                               ...зависит от свидетельства, которое...

                                   ...зависит от ядра, которое...

                                        ...зависит от леса, который...

                                           ...зависит от руки, которая...

                                              ...зависит от разговора, который... 

                                                                     и т. д.

 

 

       Относительность принципа определения ценностей служит одним из аспектов, формирующих художественные средства в этих работах. Специфические социальные нормы определения прекрасного и безобразного являются временными и условными в пространном "кубе" человеческой  истории. В результате изменения обычной перспективы, условно принятого обществом порядка вещей и их конвенциональной иерархии, реальные жизненные ситуации могут быть переведены в сферу искусства, которое способно подчеркивать метафорическую взаимосвязь явлений. В наших работах это обусловливает использование мифологических ходов как схемы построения произведения. Что касается кубиков, то их  краткая метафорическая форма позволяет выражать смысл немногословно, с помощью одного двух слов, сокращая метод подачи в трехмерную объемную формулу.

 

 

 Rimma Gerlovina Cube in the Form of a Tetrahedron

 

                                                      Римма Герловина, "Куб в форме тетраэдра", 1974,

                                                      картон, ткань, бумага, акрилик, 12 х 10 Х 10 см.

 

 

        Например, "Куб в форме тетраэдра" аналитически ставит под сомнение человеческую перцепцию в целом. Аналогичная мысль выражена в кубе "Ты мыслишь, а я существую!",1974, концепт которого сначала был выражен на латыни, позволяющей лаконичную игру слов: "cogito, ego sum"  вместо "cogito, ergo sum".

 

 Rimma Gerlovina cube Descartes

 

                                                        Римма Герловина,  "Ты  мыслишь, а  я  существую!",

                                                        1974, 83 см,  картон, дерево, ткань, бумага, акрилик.

 

 

       Маленький внутренний кубик вносит новый поворот в декартовскую аксиому "я мыслю, следовательно я существую". Способен ли  ограниченный человеческий разум превзойти свою собственную ограниченность? Мысли человека всегда находятся в состоянии текучести, если не хуже, в состоянии текучки; однако именно они являются нашим оценочным измерителем всего происходящего вокруг. С помощью логически когерентной мысли человек может понимать более или менее то, что происходит во внешнем мире, но не мир сам, не его сущность. В то же время не будет противоречием, если предположить, что каждый из нас подсознательно подключен к истине и бессознательно или сознательно с течением времени либо приближается к ней, либо удаляется от нее. Но на подлинное осознание этого процесса можно рассчитывать только при условии, если все интеллектуальные построения (и их возможные вывихи) начинают регулироваться интуитивной проницательностью. Она же рождается не в результате приобретенных извне знаний, а является априорной частью сознания, разбуженного определенными обстоятельствами как проснувшаяся генетическая память.

        Мудрость заключается не в виртуозности мышления, не в накопленных знаниях и не в умудренности опытом; это - определенное состояние, связанное не только с умственными способностями, а изменение всего психического организма в целом. Более того, подлинная мудрость узнаваема только мудрыми людьми, поскольку каждый оценивающий способен оценивать только в силу своего развития. По своей сущности это состояние абсолютно и не подвержено коррозии; всякое влияние на него производит только поверхностный эффект, оставаясь исключительно внешним.   Что же касается интуиции, которая лежит в его основе, то она качественно отличается от инстинкта. Для обычного человека между инстинктом и интуицией почти нет разницы; между тем, как инстинкт находится в категории ниже мышления, часто даже бунтуя против него, в то время как интуиция мирно руководит мышлением.

        Многие из этих кубиков явились теоретической преамбулой к практическим конфронтациям в жизни, с ее многослойной формой, вуалирующей не менее многослойную истину. На самом же деле в бытовых обстоятельствах таится много препятствий, капканов и клеток, метафорами которых и являются некоторые кубики.

 

 

 Rimma Gerlovina cube with the dove

 

                                               Римма Герловина, "Сизый лети, голубок",

                                              1974, в оригинале  83 см, картон, дерево,

                                               бумага.

 

 

 Rimma Gerlovina cube Prisoner

                  

 

                                                                                         Римма Герловина, "Заключенный",1974,

                                                                                         в оригинале  83 см, картон, дерево, бумага.

 

 

 

 Rimma Gerlovina cube Bird

 

                                                Римма Герловина, "Птичка видит, что мир

                                                находится в клетке", 1974, оригинал при-

                                                водится ниже,  83 см, картон, дерево, фоль-

                                                га, бумага.

 

 

 Rimma Gerlovina cube Bird

 

 

      "Птичка видит, что мир находится в клетке", 1974, является одним из концептов с кубиком-клеткой, иллюстрирующих  ментальную ловушку. С точки зрения птички, которая смотрит на все через прутья, мир находится в клетке. Люди борются с разными противоречиями, как с объективной, так и с субъективной стороны. Вполне возможно, что наша черепная коробка, а главное ее содержимое - мозговая " клетка", в которую помещено наше сознание, имеет двойную функцию: она ограничивает и одновременно защищает. В реальности вся социальная структура состоит из подобных клеток, их всяческих делений и функций - она, как пчелиные соты, питает тех, кто питает ее. Как правило, наименее развитые типы сильно зависят от подобных сот, с преклонением принимая "детское" питание, а для тех, у кого внутренний мир достаточно развит и богат, эта структура является уже ограничением. Человеческое сознание связано с материальным пластом как своей средой существования, в которой оно не только функционирует, но и реализуется, поэтому концепции клеток могут быть очень разными, в зависимости от их обитателей, их психологической и ментальной диспозиции. В данном случае идея кубика-клетки рассматривается прежде всего как ментальная концепция, а не социальный анализ ограничений, присущих любому обществу.

       Каждый умный человек невольно существует в какой-то степени в изоляции, т. е. в такой клетке, говоря иносказательно, прутья которой сплетаются из глупости окружающих. Зачастую он сам на себя накладывает ограничения, чтобы лишний раз не иметь дело со всякого рода пороками окружающего его мира; иначе экстраполяция  его чувств и мыслей может закончиться не только бессмысленной потерей энергии, но и значительно хуже. Участие в параде дураков нивелирует сознание, заставляя приспосабливаться к  их общежитию. Есть люди, которые живут в своем собственном сознании и в полном самоконтроле, создавая эффективную форму защиты от вторжения инородных элементов, не подвергаясь деградирующему влиянию внешнего мира с его поверхностными ценностями, вне его потока коллективности в мышлении, присущем не только социалистическому и капиталистическому образу жизни, но их диссидентским антиподам.

      Прутья ментальной клетки - это своего рода сеть причин и следствий, тенета, в которую погружено наше сознание. Эта цепь имеет как субъективную, так и объективную стороны - каждый человек заключен в клетку своих неврологических процессов, а окружающий мир смотрит на него своим коллективным глазом. Никто не может видеть ни свой собственный мозг, ни свою собственную нервную систему, мы только испытываем их действие. Мы живем в них, как в клетке, но мы не являемся ими. Мозг - это не "Я". Скорее он тоже является  своего рода клеткой с множеством аксессуаров для этого самого "Я".

        В то же время мир, который окружает нас со всеми его событиями и  вещами, не только существует не зависимо от нас, но и есть результат нашего сознания.  Судьба как бы выткана самой душой, которая, базируясь на прошлом, постоянно ткет свое настоящее и будущее, а внешний мир рефлектирует это внутреннее содержание. Иной раз события "ведут себя"  так, что они кажутся не только частью судьбы, но являются составным элементом самой психики. Здесь возникает еще одна проблема: на сколько наше сознание отделено от его  собственной проекции в мир?  Насколько шатки стенки этой клетки, которая разделяет наше сознание и мир? До какой степени независимо это электромагнитное поле, тоже своего рода сеть, которая окружает человеческое тело?

        Более широкая идея клетки присутствует уже в самом концепте времени и пространства, в  капсуле которых мы существуем; они являются той формой лимитации, которая содержится в самой сущности жизни на земле.

 

 

 Rimma Gerlovina The Cube in the space Rimma gerlovina Space in the Cube

 

 

      В этой работе провоцируется поливалентный вопрос: что в чем находится? Куб ли находится в пространстве или пространство в кубе - или то и другое? Ответ на этот вопрос не такой простой; он заводит в некий лабиринт. Как только мы даем определение бесконечности, она теряет это свойство и становится конечной и определяемой. Таким образом бесконечность получает форму  и этой самой формой она лимитируется. Форма становится  ее клеткой. Но именно в таком лимитированном виде, хотя бы частично, она доступна нашему сознанию. Иллюстрацию данной идеи можно довести до еще более парадоксальной формы, отойдя от этой аналитической геометрии и взглянув на этот концепт по-иному. Если не только куб находится в пространстве, но и пространство содержится в кубе, следует ли отсюда, что не только птичка находится в клетке, но и клетка содержится в птичке? Заключение довольно  странное, но именно своей странностью оно и дополняет понимание истины. Лимитация тоже лимитирована в своем проявлении, она включает и свою собственную иллюзию; что и свидетельствует об относительности тех самых прутьев клетки, за которыми птичка является свободной.

        Многие идеи наших ранних работ нашли свое выражение в более поздних сериях концептуальных фотографий, где замыслы стали "о-лице-творяться" в прямом смысле этого слова на лице. Если Римма свободно работала со словесными концептами, Валерия больше интересовали архетипические формы. Условно говоря, она пользовалась алгебраическим методом концептуализма, а он геометрическим. Оба эти подхода послужили базисом для нашей совместной фотографической серии под названием "Фотоглифы", что буквально означает "резьба светом" (по-гречески "фос/фотос" является морфемой слова "свет", отсюда "фосфоресцировать", "фотография", "фотоны";  а  слово "глиф" в дословном переводе означает "резьбу"). Начертанные криптографические слова и образы на лице, кожа которого была использована как пергамент, продолжали говорить с психологической остротой  и пронзительностью на ту же тему, которая в кубиках была представлена абстрактно аналитически.

 

 

 Rimma and valeriy Gerlovin photograph Bird

 

                                       Римма  и Валерий Герловины, "Птица", 1989, цветная фотография.

 

 

        Например, в работе "Птица", сделанной 15 лет спустя после кубика-клетки с птичкой внутри, использована та же метафора. Вместо абстрактной  геометрической фигуры мы видим  совершенно иную психологическую формацию, а именно, голову-клетку, с прутьями из  собственных волос; при этом получается, что птичкой является не только рисунок, но и лицо само.  С точки зрения антропологии, наши мозги обитают в черепе, а сердце хотя и в грудной, но тоже клетке. Что же касается внутреннего мира, то для него возможно любое жилище является тесным.

       Традиционно в мифологии образ птицы ассоциируется с душой, что в свою очередь вносит дополнительный сакральный оттенок  в толкование самой клетки. Бывают моменты в жизни, когда сознание "бьется о быт" как птица о прутья клетки. В трехмерном измерении, где мы все существуем, душа находится в тисках  жизненной необходимости; ее действие уже фиксировано самим концептом этой жизненной необходимости, поэтому идея капкана уже инкорпорирована в сам принцип траектории души в этот мир. Когда энергетическая субстанция приобретает  форму  какого-либо тела, это влечет неминуемо к ее ограничению в телесной молекулярной конфигурации. В этом смысле  наша terra mater  как содержит нас, так и ограничивает.

        Выдержка души в ее натуральном герметическом сосуде тоже имеет свой смыслпроисходит нечто вроде настаивания спиртового раствора (в своем первичном значении "spiritus" означает дух). В подобном контексте клетка может быть представлена как матрица для образования новой духовной формы жизни, подобно скорлупе яйца, в котором зарождается новый  крылатый организм. В такой эмбриональный период развития новой формы мышления многие вещи могут казаться странными, как для наблюдающего за процессом снаружи, так и вовлеченного  внутренне в сам этот процесс. Между обозревателем и участником существует естественная стена "взаимоНЕпонимания", которую воздвигает сама природа, чтобы оградить  этот процесс от любопытствующих. Представьте себе что может думать ползающая гусеница об образе жизни неподвижной запеленованной куколки?  А каково мнение окрыленной бабочки (мифологически символизирующей свободное от грубой материи сознание) о той же самой ползающей гусенице? "Рожденный ползать летать не может" -  а  как же бабочка? Прежде, чем она стала бабочкой, она испытала образ жизни и гусеницы и куколки.  Ложная аксиома Пешкова была навязана нам таким же, как он, "пешеходным" обществом еще со школьных времен.

      Ко всему сказанному следует добавить, что  крылья тоже могут быть разными: от поэтических крыльев Пегаса или Ники Самофракийской до примитивных мутаций типа мошек, ночных мотыльков и моли. И все летят на свет - даже  комар. Такие же законы царят и в творческих кругах, не редко переполненных разного рода насекомыми.

      Идея полета, а точнее левитации в контрасте с гравитацией, была заложена в концепции подвесной экспозиции кубиков, которую мы осуществили в венской галерее Nachst St. Stephan в 1979 году. Кубики были подвешены на нитях с потолка, визуально образовывая некое миниатюрное галактическое пространство. Зрители могли ходить между этими "плавающими" в воздухе телами, открывая и заглядывая в каждый из них. Много лет спустя некоторую схожесть ситуации с этой экспозицией мы заметили в автобиографии К.Г.Юнга, где он признался: "такое впечатление, что из-за горизонта космоса искусственно поднимается трехмерный мир, в котором каждый находится сам в себе, как в кубе ... и как это должно и скорее всего случится - и я вместе со всеми остальными опять буду подвешен за нитку в таком же кубе."

 

 

 Rimma Gerlovina exhibition, Nachst St.Stephan Gallery,Vienna, 1979

 

 

 

 Rimma Gerlovina exhibition, Nachst St.Stephan Gallery,Vienna, 1979

 

                             Римма Герловина, инсталляция кубиков в галерее Nachst St. Stephan, Вена, Австрия, 1979.

 

 

 

 Rimma Gerlovina Hens and Chics

 

                                                             Римма Герловина, "Курица-яйцо", 1974, 83 см,

                                                             картон, ткань, бумага,  кубики  вкладываются

                                                             один в другой по принципу матрешки.

 

 

 

       Казуистическая двойственность, присутствующая в мире вещей и событий, может быть иллюстрирована разными путями. Возьмем белый куб с оранжевым порочным элементом, который представляет собой одно из 5 регулярных (абсолютных) платоновых тел.

 

 Rimma Gerlovina depraved Element

 

                                                              Римма Герловина, "Порочный элемент", 1974,

                                                              83 см, картон, дерево, бумага.

 

 

         Если маленький оранжевый "порочный элемент", составляющий правильную форму этого большого белого куба, будет изъят из последнего, то, так называемое, абсолютное платоново тело, будет разрушено. Всякая истина содержит в себе долю ошибки, а  в каждой ошибке есть доля истины. Когда древние китайцы создавали  какой-либо ценный объект искусства, они в незаметном месте делали на нем еле видимый изъян, считая, что сущность жизни на земле не допускает совершенства; и если  мы добровольно не сделаем этот изъян, то жизнь сама вмешается и испортит наше творение гораздо больше. Значит ли это, что мир руководим шансом или ошибкой? Скорее всего ответ на этот вопрос зависит от степени подключенности сознания каждого из нас к сущности бытия.

      Мир это заполненная структура, как в этом кубе, в нем нет пустых ниш; определенная иерархия стоит за организацией идей, людей, событий и всего прочего; и некоторое из этого "прочего"  явно несет в себе порочный элемент. Интересно, что с потерей этого порочного элемента данное регулярное платоново тело теряет свой концептуальный крен. С исчезновением его "драматического"содержания острота парадоксальной ситуации в концепте тоже исчезает. Если же продолжить этот аргумент далее, то в законченной полной форме этого белого куба,  уже  якобы утратившего свой порочный элемент, может быть символически представлена старинная идея восстановленной формы гармоничного существования в материи, чего практически так же трудно достичь, как сублимировать алхимическое золото из грубых металлов. Совершенное встречается крайне редко, поскольку оно трудно достижимо.

 

 

 Rimma gerlovina cube Asya the Lame

 

 

 
Римма Герловина, "Ася хромоножка", 1974, в оригинале 83 см, картон, бумага. На крышке куба имя героини, а внутри на срезанной грани: "была несчастна".
 
     

                                                        

 

 

 < назад                                           < главная страница                     < содержание                                               вперед >

 Римма и Валерий Герловины концептуализм Rimma and Valery Gerlovin