< назад                                                                                                                                               главная страница >

 

                                                  документация выставки "Русский самиздат арт"

                                                                        

 

                                                                          Russian Samizdat Art, 1982 - 1984

 

                                                                     © 2007, Rimma Gerlovina and Valeriy Gerlovin

      

 

       В 1982 году директор Нью-Йоркской галереи Franklin Furnace ("Франклин фернис") Марта Вильсон предложила нам организовать выставку книг русских художников; и мы решили концентрироваться на концептуальном самиздате, назвав это направление и вслед за ним выставку "Русский самиздат арт". Эта выставка 40 русских художников и поэтов оказалась весьма успешной и экспонировалась в десяти других галереях Америки и Канады. Часть работ, показанных на выставке, пришла из нашей собственной коллекции, вывезенной из России; что-то нам смогли переправить друзья из Москвы; много работ нам дали художники из своих архивов; и некоторое текстовые объекты были сделаны недавно уехавшими из России художниками специально для выставки.  

 

 

 

 Franklin Furnice Gallery exhibition

 

 

                                       Вид выставки в галерее Franklin Furnace  ("Франклин фернис"), Нью-Йорк, 1982.

 

 

 

      В выставке участвовали: Наталья Абалакова, Андрей Абрамов, Никита Алексеев, Вагрич Бахчанян, Вилен Барский, Николай Боков, Вильям Бруи, Эрик Булатов, Римма и Валерий Герловины, Галина Головейко, Валентин Горошко совместно с Лиз Кларк, Михаил Гробман, Анатолий Жигалов, Никифор Заяц, Илья Кабаков, Григорий Копелян, Виталий Комар и Александр Меламид, Константин Кузьминский, Леонид Кузнецов, Лео Лапин, Игорь Макаревич, Андрей Монастырский, группа Мухоморы (Свен Гундлах, Константин Звездочетов, Алексей Каменский, Сергей и Владимир Мироненко), Всеволод Некрасов, Лев Нуссберг, Дмитрий Пригов, Лев Рубинштейн, Леонид Соков, Виктор Тупицын, Анатолий Ур, Генрих Худяков, Михаил Чернышов.

 

 

 Frunklin Furnice Gallery exhibition

     

 
Вид выставки в галерее Franklin Furnace, Нью-Йорк, 1982   На центральной стене работы слева направо: Леонид Соков "Золотые слова", 1982, раскладные страницы с матерным  текстом в деревянной обложке; Римма и Валерий Герловины "Ламарк", 1973, и "Деревья" 1978 с фотографиями Игоря Макаревича; Вагрич Бахчанян "Джинсовая куртка" с вклееной в спину брошюрой Л.Корвалана, 1975-82; под ним его же книга "Спички", 1975-82; ниже разложены страницы журнала "Воздухоплавание",1973;  справа от куртки две книги коллажей Константина Кузьминского "Морж", 1982 и "Китобой" 1974; под ними книга-пластинка группы "Мухоморы"Первая симфония",1979; рядом объект Александра Косолапова "Книга Обериу", 1982, деревянная коробка с крутящимся цилиндром с глаголицей; ниже тактильная книга  Риммы и Валерия Герловиных "Избранное", 1978-82; и разложенные страницы фротажной книги Вагрича Бахчаняна "Тезки Рейгана", 1980.
 

 

 

 

      Большинство работ показанных на выставке, репродуцировано в нашей книге  "Russian Samizdat Art", 1986, о которой будет сказано позже. Как выглядела экспозиция в глазах американских зрителей могут дать представление отрывки из некоторых статей (список и факсимиле некоторых из них приводятся в конце статьи). Самое первое ревю в журнале "Нью-Йорк" появилось сразу же после открытия выставки, оно начиналось можно сказать, с места в карьер: "Галерея выглядит так, словно здесь только что прошла стачка почтовых работников..." "На красной лестнице развешены различные книги; советские плакаты расстелены по полу; и таинственные карточки с номерами в очередь за продуктами рассыпаны как конфетти."На перформансе во время открытия выставки самиздата книги были сброшены на головы зрителям, как манна небесная израильтянам, однако в частнособственническом капиталистическом обществе разбросанные бесплатные книги моментально исчезли."

 

 Frunklin Furnice Gallery exhibition "Russian Samizdat Art"

 

 
Вид экспозиции в галерее Franklin Furnace, Нью-Йорк, 1982. В левом отсеке шкафа на верхней полке книги Генриха Худякова "Галстуки", 1977,  внизу слева его же "Кошки-мишки или третий к лишним", 1963; "Книга визуальных хайку", 1968; "Избранное", 1968, "Кацавейки", 1969; справа на второй полке снизу "Ex Adverso" Вильяма Бруи и Григория Капеляна,1969-79; под ней "Глубочайшая мысль" Григория Капеляна,1982; во втором отсеке шкафа на верхней полке книги Николая Бокова "Убийство поэта" и "Календарь", 1981; на второй полке "Рубашка" Вагрича Бахчаняна, разрезанная по выкройке и сложенная в коробку, 1980; рядом мини-книжечки Всеволода Некрасова, 1975-80; ниже "Театр книжной полки" Анатолия Ура в виде театральных макетов из газет, 1981.
 

 

 

      "Очевидно, что в советском климате высказывания художников в прямом политическом смысле будут выглядеть явлением довольно нездоровым, поэтому развешанные по стенам и разложенные на полу книги, как правило, говорят на двусмысленном языке, но их оригинальность и изобилие представляют собой урок оптимизма."Большинство участвующих в выставке художников известны в Нью-Йорке не более, чем водители такси, но смятение, которое они произвели, достойно восхищения, даже если вы испытываете затруднения в понимании этих работ." (New York Magazine, March 29, 1982, "The Red Letters" by Kay Larson)

 

 Artists at Franklin Furnice Gallery

 

 
Некоторые участники выставки в галерее Franklin Furnace  в 1982 году, слева направо: Вагрич Бахчанян, Валерий Герловин, Галина Головейко (сидит), Римма Герловина, Лев Нуссберг. На стене видны следующие работы: Лев Нуссберг с участием Галины Головейко серия книг "Неопубликованная переписка К.С. Малевича (1878-1935) с Л.В. Нуссбергом (1937-1998)",1981; Анатолий Ур "Марксизм и проблемы лингвистики" И.В. Сталина" с вращающимся батоном хлеба исписанным текстом, 1982; впереди висит кубик Риммы Герловиной, 1974; справа на стене альбом "Душ" Ильи Кабакова, 1977.
 

 

 

       Поскольку эта статья представляет собой подборку документации с минимумом наших личных комментариев, все события воспроизводятся с помощью фотографического материала и выдержек из периодических изданий и книг того времени. В журнале "Артфорум" художественный критик Ронни Коэн, (незадолго до этого защитившая диссертацию по русскому авангарду) дала искусствоведческий обзор выставки, суммировав, что "самиздат, представленный на выставке, успешно демонстрирует ярко интеллектуальный, изобретательный, серьезный и одновременно игровой характер этого важного и витального явления в современном русском искусстве." (Artforum, Summer 1982, "Russian Samizdat Art" by Ronny H. Cohen)

 

 Franklin Furnice Gallery exhibition "Russian Samizdat Art"

 

 
Вид выставки в галерее Franklin Furnace, Нью-Йорк, 1982. Слева подвешены на лестнице журнал "Колхоз", 1981 и книга Вагрича Бахчаняна "Топ Секрет Арт" с замочком, 1978. В центре у столба "Переменчивый человек" Риммы Герловиной,  состоящий из кубиков с текстом, из которых зритель может выкладывать разные типы личностей, 1981.
 

 

      Газета "Вилладж войс" отметила, что"русская выставка демонстрирует веру в авангард, в свободу выражения, в процесс скорее, чем продукт, в искусство как социальную терапию". (The Village Voice, March 30, 1982, "Forbidden Fruits" by Lucy Lippard)

      Отрывок из одной из статей в русскоязычной прессе демонстрирует точку зрения наших соотечественников: "Многие из тех, кому посчастливилось побывать на открытии этой уникальной выставки-хэппенинга в авангардистской "Франклин фернис", до сих пор помнят перформанс Герловиных. Под звуки ультраурбанистской музыки композитора Чарли Морроу, они обсыпали публику  самодельными книжечками, продуктовыми карточками, чеками, семечками... т.е. городским бумажным мусором. А выставленные рядом экспонаты демонстрировали, как тот же самый "мусор" может быть творчески преобразован в произведения искусства. "Книжный самиздат русским художникам не в новинку. Им занимались Ольга Розанова, Эль Лисицкий, Александр Родченко и другие художники в 10-20-е годы, в период рассвета русского авангарда. "Изба-читальня" Герловиных представляет художников разных поколений, политических и эстетических взглядов, с доминирующей ультра-авангардистской тенденцией...Искусство русского самиздата предлагает заманчиво свободную, индивидуалистическую и, разумеется, элитарную альтернативу безликой массовой продукции по обе стороны океана". (Семь дней, еженедельный журнал, 13 янв., 1984, Нью-Йорк, "Самиздат как прием", Александр Бачан)

 

 Rochester Visual Studies Workshop exhibition "Russian Samizdat Art"

 

 
"Русский самиздат арт" в  галерее Rochester Visual Studies Workshop в Рочестере, штат Нью-Йорк. Слева витрина с книгами Михаила Чернышова, на верхней полке "Авиационные опознавательные знаки", книга в форме круга и "Мицубиси - Кавасаки - Накаяма", обе книги с подлинными рисунками, 1982. Рядом плакаты Ленина и Сталина, составленные из  36 маленьких книжечек Вагрича Бахчаняна, 1982.
 

 

      В Рочестере длинный коридор, ведущий к галерее, был полностью завешен советскими плакатами, являясь "предбанником" к центральной инсталляции.

 

 Rochester Visual Studies Workshop exhibition "Russian Samizdat Art"

 

 
"Русский самиздат арт" в  галерее Rochester Visual Studied Workshop в Рочестере, штат Нью-Йорк. Слева направо: Андрей Абрамов, четыре графических листа, 1976-78; группа "Мухоморы" "Первая симфония",1979; Анатолий Жигалов, раскладушка "Проекты", 1980; ниже Андрей Монастырский и Илья Кабаков "ЖЭК номер 18", книга, подшитая в бухгалтерскую папку, 1980; Наталья Абалакова, Анатолий Жигалов, В. Полищук "Солнцеворот", 1980, книга перформансов висит по вертикали в разложенном виде; рядом журнал "Воздухоплавание", 1973, обложка и разложенные страницы художников и поэтов (Никита Алексеев, Андрей Монастырский, Лев Рубинштейн); на столике Риммы и Валерий Герловины "Зеркальная игра", альбом перформансов 1977-81; на полу Валентин Горошко и Лиз Кларк, "Книга", 1981; на правой стене Леонид Соков, "Золотые слова", 1982.
 

 

 

       Везде, за исключением Канады, мы делали специальную инсталляцию в соответствии с размерами и формами галерей: устилали пол советскими плакатами, обычно в центре ставили огромную лестницу, покрашенную в красный цвет, с которой на веревках были подвешены книги, которые до этого были использованы для перформанса.

 

 Anderson Gallery, Commonwealth University exhibition "Russian Samizdat Art"

 

 
Перформанс "Трансплантация русского духа" и открытие выставки в Anderson Gallery, Commonwealth University, в Ричмоде, штат Вирджиния,1983. На вешалке подвешены номера интернационального журнала"Коллективная ферма", который мы издавали совместно с Вагричем Бахчаняном с 1981 по 1986 гг.
 

 

 

       В галерее "Франклин фернис", имевшей статус полуандеграунда и пользующейся в то время большой популярностью в левых кругах Нью-Йорка, наша инсталляция напоминала одновременно русскую квартирную выставку в форме избы-читальни и в какой-то степени балаган. В других галереях, которые нам предоставляли огромные помещения, мы должны были искать новые способы решения композиции выставки, используя не только окрашенные в красный цвет лестницы и надписи на стене, но и всякие другие подсобные материалы типа кирпичей, полок и вешалок.

 

 Anderson Gallery, Commonwealth University exhibition "Samizdat Art"

 

 
"Русский самиздат арт" в Anderson Gallery, Commonwealth University, в Ричмонде, штат Вирджиния, 1983, вид выставки до открытия и перформанса.
 

 

     Часто вся композиция этой нонконформистской "голгофы" объединялась вокруг большой красной фигуры с распростертыми руками, кубо-поэмы Риммы "Переменчивый человек", что вносило конструктивный оттенок в построение выставки составленной из такого разнообразного множества объектов и книг.

 

 Hewlett Gallery, Carnegie-Mellon University exhibition "Russian Samizdat Art"

 

             "Русский самиздат арт" в Hewlett Gallery, Carnegie-Mellon University, в Питтсбурге, штат Пенсильвания, 1983.

 

 

      При входе в галерею в  университете Карнеги-Мелон мы поставили двух пограничников, фигуры которых были выложены мозаикой из шприцев, наполненных краской. В Америке, где не было цензуры на произведения искусства, шприцы являлись запретным плодом и посему в какой-то мере вносили оттенок андерграунда в сознание зрителя. Эти солдаты были сделаны под влиянием  серии "Мозаики древнего Нью-Йорка", над которой в это время работал Валерий.

 

 Hewlett Gallery, Carnegie-Mellon University exhibition "Russian Samizdat Art"

 

 
Вход на выставку "Русский самиздат арт" в Hewlett Gallery, Carnegie-Mellon University, в Питтсбурге, штат Пенсильвания, 1983. Впереди диптих "Солдат" Валерия Герловина, 1982, мозаика из шприцев, наполненных масляной краской, на  каркасах обтянутом льняной тканью.
 

 

     В Вашингтоне кроме галереи в наших руках оказалась огромная витрина, которая уже сама по себе являлась выставкой. Газета "Вашингтон пост" написала, что "галерея выглядит как будто там прошел ураган", а сама выставка представляет собой "библиотеку, составленную из чрезвычайно изобретательных книг, форма и иносказательный язык которых родились в результате обстоятельств жизни при советском режиме." "Не смотря на постоянный политический подтекст, эта выставка посвящена искусству, а не политике, которая отразилась на форме этого искусства...Одна из листовок разбросанных на полу, с мистифицирующим текстом "Компресованный русский дух в черном квадрате, годный для трансплантации", свидетельствует о триумфе духа художников. " (The Washington Post, Dec.9, 1982, "The Vagabond Art of Modern Russia" by Jo Ann Lewis)

 

 Washington Project for the Arts, WPA exhibition "Russian Samizdat Art"

 

      Вид выставки "Русский самиздат арт" с улицы в галерее Washington Project for the Arts or WPA, Вашингтон, 1982-3.

 

        Другая столичная газета "Вашингтон таймс" посвятила выставке три страницы с кучей фотографий и суммировала: "Визуальная изобретательность и сила воображения делает выставку одной из наиболее интересных в Вашингтоне в этом сезоне". (The Washington Times, Dec. 9, 1982, two articles "An Exciting Glimpse on Russian Avant-Garde" and "Profile; The Gerlovins" by Jane Addams Alleen) Многие критики писали не только об экспозиции в целом, но и отмечали работы отдельных художников: "...Не будет преувеличением сказать, что на выставке представлены все виды форм двух- и трех мерных объектов, от целиком литературных работ до полностью изобразительных, выполненных в смешанной технике разнообразных рельефов и конструкций, как например, портреты Ленина и Сталина, 1982, Вагрича Бахчаняна. Каждый портрет состоит из 36 книжечек размером два с половиной на три дюйма, со страницами, вырезанными из газет; их цветные обложки подобно игре-загадке "джиг-со" складываются в образы вождей как иконографическом, так и ироническом смысле... Работа Льва Нуссберга "Из неопубликованной корреспонденции К. С. Малевича (1878 - 1935) с Л. В. Нуссбергом ( 1937 - 1998), 1981, состоит из текстов и рисунков якобы сделанных Малевичем -  отдает дань русскому авангарду конца двадцатых годов, связывая его с сегодняшним днем." (Artforum) "...Идеологический мистицизм более всего проглядывает в работе "Хлебная книга - Преступление и наказаниеАнатолия Ура." (New York  magazine) "Особо хочется выделить Михаила Чернышова, едва ли не самого лучшего из тех неосупрематистов, которые  сравнительно недавно покинули Советский Союз." ("Новое русское слово")

 

 Washington Project for the Arts exhibition "Russian Samizdat Art"

 

 
"Русский самиздат арт" в галерее Washington Project for the Arts, (WPA),  Вашингтон, 1982-3. Слева  направо: "Переменчивый человек" Риммы Герловиной, 1981  с двух сторон коридора видны газетные макеты Анатолия Ура "Театр книжной полки", 1981; справа на стене  работы Вагрича Бахчаняна плакаты Ленина и Сталина, 1982. После того как  во время открытия во "Франклин фернис" с лица Сталина были украдены две книжечки, мы стали выставлять все книги под стеклом.
 

 

     В книге о русских художниках, живущих за границей,  Джанет Кеннеди описала наш журнал "Коллективная ферма" и выставку, отметив, что залогом ее успеха явилась "замечательная инсталляция". Также она провела параллель между соцартом и концептуальным самиздатом: "В отличие от Комара и Меламида, которые заявляют о своей прямой связи с социалистическим реализмом, Герловины видят своих предессесеров в русском авангарде 20-ых годов, в то же время считая свой подход к искусству более интернациональным по форме и по содержанию... Хотя конструктивизм и не пользуется приемами юмора, в их творчестве остроумие в стиле дадаизма, и прежде всего Обериутов, играет заметную роль..." (Soviet Émigré Artists, book by Marilyn Rueschemeyer, Igor Golomshtok, Janet Kennedy, 1985 M.E. Sharpe, Inc., Armonk, New York). Канадский журнал "Вангард" в ревю на выставку  отметил "исключительный юмор и изобретательность книг, оптимистическую непочтительность и игровой момент в книгах, несмотря на отсутствие технических ресурсов..." (Vangard magazine, summer 1983, Canada, "Russian Samizdat Art" by Roger Malbert)

        Подобного рода "антитехническим" приемом мы воспользовались, когда параллельно с  работой над выставкой мы выпускали вместе с Вагричем Бахчаняном рукотворный журнал "Коллективная ферма". Он состоял из переплетенных в книгу конвертов; каждый их которых служил как бы мини-галереей для каждого приглашенного участника. Первый еще "неконвертный" номер, который назывался "Колхоз", включал работы только русских художников (Андрей Абрамов, Вагрич Бахчанян, Римма и Валерий Герловины, Валентин Горошко и Лиз Кларк, "Группа коллективных действий", Виталий Комар и Александр Меламид, Александр Косолапов, Константин Кузьминский, Игорь Макаревич и Елена Елагина, "Мухоморы", Михаил Одноралов, Леонид Соков, Виктор Тупицын, Анатолий Ур, Генрих Худяков, Михаил Чернышов). Все последующие номера, за исключением шестого, были интернациональными, хотя в них тоже участвовали некоторые русские художники и поэты. 

 

 "Collective Farm" magazine

 

 
6 номеров журнала "Коллективная Ферма", издатели Римма и Валерий Герловины, Вагрич Бахчанян, 1981-1986 гг., Нью-Йорк, тираж 100 или 50 экз. в зависимости от номера. Верхний ряд слева направо: No 2 "Письма в СССР", No 5 "Пятилетний план", No 4 "Вундеркинды"; нижний ряд: No 6 "Сталинский тест", No 1 "Колхоз", No 3 "Ужин в почтовом отделении". Коллекция School of the Art Institute of Chicago, Chicago,IL;   Reed College Collection, Portland, OR
 

 

     Идея "конвертного" журнала пришла спонтанно с находкой ее "подножного корма" - контейнера с коробками  новых самых разнообразных конвертов, выставленного типографией прямо напротив нашего дома на Спринг Стрит в результате"пресловутого" капиталистического перепроизводства. В журнале использованы подлинные рисунки, ксероксы, печатки, коллажи, вырезки, трафаретная печать и особенно монопринты сделанные с помощью копировальной бумаги. Этой техникой пользовался Валерий в своих графических сериях; в связи с этим мы получали из Москвы советскую цветную копирку, которая была  уже давно снята с производства в Америке и заменена не пачкающейся и посему непригодной для нашего искусства копиркой. (Подробнее об этом издании в статье "Совместные работы, ранние и поздние" часть 5.)

 

 Washington Project for the Arts exhibition "Russian Samizdat Art"

 

 

 
"Русский самиздат арт" в галерее Washington Project for the Arts, (WPA),  Вашингтон, 1982-3. Слева  направо: Римма и Валерий Герловины и Игорь Макаревич "Теория свободного перенесения функций", 1978, картотека с фотографиями, раскладывающимися по клапанам тканевой основы, рядом ее коробка с инструкцией; Андрей Абрамов, три графических листа 1978; Наталья Абалакова, Анатолий Жигалов, В. Полищук "Солнцеворот", 1980, книга их перформансев, которая висит по вертикали в разложенном виде; Лев Нуссберг с участием Галины Головейко, серия книг"Неопубликованная переписка К.С. Малевича (1878-1935) с Л.В. Нуссбергом (1937-1998)",1981; Михаил Чернышов "Мицубиси - Кавасаки - Накаяма", 1982.
 

 

       Многие университеты, не только те, где проходила выставка, приглашали нас читать лекцию со слайдами. Интерес к русскому концептуальному самиздату был огромный; студенческие аудитории почти всегда были полными.

       Как показала жизнь, наш многометровый лозунг "Первая русская читальня-передвижка в Америке", написанный на ленте, склеенной из советских газет, оказался профетическим - выставка ездила несколько лет по стране, катапультировав  в Лос-Анджелесе в 1984 году во время Олимпийских игр. Советский Союз отказался участвовать в этих играх, что привлекло к выставке еще большее внимание. 

 

 Los Angeles Contemporary Exhibitions, LACE  "Russian Samizdat Art" show

 

 
"Русский самиздат арт" в галерее Los Angeles Contemporary Exhibitions, Inc.( LACE), Лос-Анджелес, 1984. Слева видна фигура из папье-маше Анатолия Ура; в центре портреты Ленина и Сталина, составленные из маленьких книжечек, Вагрича Бахчаняна; справа подвесная кубо-поэма "Персональная выставка" Риммы Герловиной; справа на подставке с красной тканью "Библия" Комара и Меламида, в конец которой они вклеили ревю из Нью-Йорк Таймса на свою собственную выставку.
 

 

       В Лос-Анджелесе в своем обзоре в "Артвик" художественный критик (и одновременно поэтесса) Марина ЛаПальма отметила психологический аспект концептуального самиздата: "Аксиомой современной психоаналитической философии является тот факт, что все репрессированные комплексы в той или иной форме вырываются наружу,  как правило, с удвоенной силой, будучи составленными из того, что накопилось в своей натуральной форме, и плюс та сила, которая была приложена для ее репрессии... Советские  художники развили такой специфический язык искусства (подобно комплексным секретным играм детей), в котором присутствует изобилие энергии... Эта яркая и живая выставка воздерживается  от языка  прямого критицизма и не ставит своей задачей делать карикатуру на советский режим. Искусство должно иметь политический подтекст, но не быть дидактичным или идеологическим."Не смотря на обилие  дадаистических приемов и ментальных устремлений в концептуальном самиздате, работы отдают дань своему поколению, выросшему (или имеющему отношение) к советской реальности."Мы, американцы, возможно должны спросить себя, как при наших обстоятельствах, мы могли бы обрести подобную витальность в нашем искусстве, наделив его такой же силой утверждения, вместо того, чтобы заниматься выстраиванием ограждений от инфляции. " (Artweek, July 14, 1984, "The Art of Opposition" by Marina LaPalma)

 

 Los Angeles Contemporary Exhibitions, LACE "Russian Samizdat Art" show

 

 
"Русский самиздат арт" в галерее Los Angeles Contemporary Exhibitions, Inc.( LACE), Лос-Анджелес, 1984. Слева направо, Михаил Гробман, "Левиафан",  1981, полностью рукописная тиражированная газета; Михаил Гробман, "Рука судьбы", 1984, рисунок на ткани; на правой стене, Римма Герловина, "Рабинович", 1975-81, кубик с этой фамилией свободно переставляется по клетчатой карте мира с разными странами; на подставках с двух сторон, газетные макеты "Театр книжной полки" Анатолия Ура, 1881.
 

 

      В Лос-Анджелесе нам было предоставлено огромное помещение, в котором можно было свободно кататься на велосипеде, поэтому в выставку были включены несколько дополнительных больших работ разных художников. Как правило, мы давали интервью корреспондентам и искусствоведам, объясняя не только целостную ситуацию, но и отдельные работы художников. Газета "Лос-Анджелес викли" так определила эту позицию: "Герловины хотят показать американцам, что дерзкий дух русских художников не умер вместе с конструктивистами и супрематистами русского авангарда... В то же время они с великодушием относятся к своим коллегам, показывая и объясняя их работы, что скорее характерно для европейцев, а не для конкурирующих друг с другом американцев." (Los Angeles Weekly, June 15-21, 1984, "Samizdat Art" by Hunter Drohojowska)

 

 Los Angeles Contemporary Exhibitions, LACE "Russian Samizdat Art" show

 

 

"Русский самиздат арт" в галерее Los Angeles Contemporary Exhibitions, Inc.( LACE), Лос-Анджелес, 1984. На переднем плане слева: Валентин Горошко и Лиз Кларк, "Энциклопедия" в деревянной коробке, 1981; на стене слева направо: журнал""Воздухоплавание", 1973, обложка и разложенные страницы, сделанные поэтами и художниками (Никита Алексеев, Андрей Монастырский, Лев Рубинштейн); Илья Кабаков альбом "Душ", 1977; Андрей Абрамов, три графических листа, рисунки с текстами, 1978.

 

 

     Почти ко всем выставкам мы делали дизайн приглашений сами. Первый вариант Нью-Йоркского приглашения был сделан в виде треугольного письма с фронта, но поскольку оно не проходило стандартов американской почты для массовой рассылки, нам пришлось поменять его форму, сохранив идею раскладывающегося письма.

 

 

 Franklin Furnice Gallery invitation

 

 Franklin Furnice Gallery invitation

 

 

 
Приглашение на выставку  "Русский самиздат арт" в галерею Franklin Furnace, Нью-Йорк, 1982, вид с двух сторон в сложенном и разложенном виде.
 

 

 

 

 WPA and Rochester Visual Studies Workshop invitation

 

 

 WPA and Rochester Visual Studies Workshop invitation

 

 

 

 
Складное приглашение на выставку  "Русский самиздат арт" в  две галереи одновременно: Rochester Visual Studies Workshop в Рочестере, штат Нью-Йорк, 1982 и Washington Project for the Arts, (WPA), в Вашингтоне, 1982-3. Вид с двух сторон в разложенном виде.
 

 

 

     Приглашение на выставку в Лос-Анджелес печаталось в китайской типографии в Нью-Йорке. Как нам потом признался заведующий, почти не говорившие по-английски типографские рабочие,  были уверены, что это какая-то религиозная публикация, которая им весьма нравилась, что они и выражали доброжелательными кивками.

 

 LACE invitation for "Russian Samizdat Art" show

 

 

 
Приглашение на выставку  "Русский самиздат арт" в галерею Los Angeles Contemporary Exhibitions, Inc.( LACE) , Лос-Анджелес, 1984, вид в трех вариантах: в полу-сложенном виде и с двух сторон в разложенном виде.
 

 

      В результате большого количества благожелательной прессы мы получили предложение написать книгу на эту же тему, которая вышла в 1986 г. Дизайн приглашения для Лос-Анджелеса послужил отправной точкой для обложки книги.

 

 "Russian Samizdat Art" book Rimma and Valery Gerlovin

 

 

 

 
Russian Samizdat Art, 1986, Willis, Locker, & Owens, New York. На фото показаны три издания, слева направо: в мягкой обложке, в коленкоровом переплете и лимитированное издание в коробке с папкой с шелкографическими отпечатками шести русских художников. Мы пригласили написать статьи двух искусствоведов об искусстве, предшествующем концептуальному самиздату, поэтому в книгу входили еще две статьи: "Пощечина общественному вкусу" Джона Болта (John E. Bowlt) и "Три волны эмиграции" Шимона Бойко (Szymon Bojko).
 

 

 

    После выхода книги нам позвонил из Греции коллекционер Г.Д. Костаки, поздравил и сказал, что в будущем она будут разыскиваться так же, как редкие книги  русского авангарда. В русском варианте ("Концептуальный самиздат арт"), она не  появлялась, но вышла на польском языке в 1990 г. в Варшаве "Rosyskа sztuka samizdatu", Centrum sztuki wspolczesnej, Warszawa 1990 (link).

 

  "Russian Samizdat Art" book, limited edition, Rimma and Valery Gerlovin

 

 

 

 

Russian Samizdat Art, 1986, Willis, Locker, & Owens, New York, лимитированное издание в коленкоровой коробке с шелкографией Валерия Герловина на обложке. В это издание кроме книги в твердой обложке входила папка с шестью подписными шелкографиями шести русских художников. Авторы разложенных слева направо графических листов: Вагрич Бахчанян, Римма Герловина, Валерий Герловин, Генрих Худяков, Виталий Комар и Александр Меламид, Михаила Чернышов.

 

 

 

 

     Через год вышло второе издание книги, на заднюю обложку которой издатель выбрал несколько цитат из появившихся за это время ревю на нее. "Русский самиздат арт" ведет дискуссию в двух направлениях: об авангардных тенденциях в Советском союзе и  одновременно  об искусстве в изгнании, предлагая их как альтернативу современному искусству, излишне озабоченному коммерцией, как в формальном смысле слова, так и с точки зрения бизнеса." (New York Times Book Review) "Это первое основательное обновление информации об искусстве самиздата; представленное несанкционированными властями публикациями периода, когда государство использовало бульдозеры против независимой выставки художников, проходившей на воздухе в 1974 году в Москве... Иллюстрации демонстрируют высокое качество  запрещенных и замалчиваемых работ." (Publishers Weekly) "Книга открывает дорогу,... закладывая  фундамент для научно-художественных исследований, которые неминуемо последуют" (Small Press Magazine) "В книге "Русский самиздат арт" с необыкновенной тщательностью подобран как иллюстративный материал, так и разработан дизайн книги в целом... Во всех репродуцированных работах наиболее отчетливо прослеживается тенденция к концептуальному языку, визуальной поэзии и использовании слова в его эзотерическом значении." (Domus)

 

 

"Russian Samizdat Art" book Rimma and Valery Gerlovin

 

  Russian Samizdat Art, 1986, Willis, Locker, & Owens, New York. Вид книги в раскрытом виде, с иллюстрациями работ (слева направо)  Льва Рубинштейна, Дмитрия Пригова, Ильи Кабакова, Вагрича Бахчаняна.  

 

 

 

     В Нью Йорке несколько книжных магазинов сделали инсталляции в своих витринах, посвященные этому изданию, как например, "Daltonв Гринвич  вилладже, "Jaap Rietman" в Сохо, "Books & Co." на Мэдисон авеню рядом с музеем Уитней. К организации этих интсталляций мы не имели отношения; обычно издатель держал это в качестве сюрприза, звонил и советовал  нам зайти в такой-то магазин.

 

 Dalton store with window installation

 

 

 
Витрина с инсталляцией книги "Искусство русского самиздата" в книжном магазине "Далтон" в Гринвич вилладже в Нью-Йорке, 1986.
 

 

 

 

      Когда мы приехали в Америку в 1980 году, о русском концептуальном искусстве почти ничего не было известно в Нью-Йорке; исключение представляли только Комар и Меламид, которые были сконцентрированы на своей личной карьере. Эта выставка привлекла огромное внимание к современному авангардному искусству из России, которое до этого времени многие американцы представляли как некий старомодный продукт третьего мира. Эта выставка дала большой толчок к дальнейшему интересу в этом же направлении; ее сразу же стали имитировать кураторы других групповых русских выставок.

       Здесь следует сделать небольшое социологическое отступление о времени, к которому относится наше московское творчество и многие проекты, которые можно охарактеризовать как самиздат в искусстве или, как мы назвали его, самиздат арт. Рутинное вторжение общества в личную  жизнь индивидуума, своего рода национальная черта России, гипертрофировалась еще больше в советской действительности: человеку стали мешать люди. Не поощрялось никакое "думовение" ветра; в официальной литературе царила свобода слова от содержания; интеллигенция мучилась не столько угрызениями, сколько "угрозами" и "грезами" совести. Стратегическое искусство самиздата (соединявшее в себе литературный и новорожденный концептуальный жанр) было новым общественным феноменом в роли антидота тоталитарному мышлению и одновременно универсальным методом свободного творчества, насыщенного социально-философскими категориями. Этот свежеиспеченный метод концептуального самиздата внес в русское искусство новые формальные измерения: от многоголосных кабаковских альбомов до разнокалиберных книжек-объектов Мухоморов, от общей площади советского документа Комара и Меламида до кубо-поэм Риммы, образовавших книжную полку платоновых тел.      

      Концептуальный самиздат как архетипический пример выживания независимого творчества в ситуации государственного контроля имел весьма своеобразную художественную форму, обусловленную  русскими традициями, но в то же время идущую в общем русле течения современного искусства, а именно концептуализма. В интернациональном разряде русский концептуализм появился довольно поздно и посему на западе всегда будет считаться деривативным. Учитывая это, мы всегда предпочитали использовать более конкретное определение - "концептуальный самиздат арт", поскольку оно отражает кардинальную сущность этого явления в его необычном для запада контексте, т.е. в позиции андерграунда, по крайней мере, в тот периода России, которому принадлежало наше творчество. При этом понятие самиздата должно быть интерпретировано не в узком литературном аспекте, а как генетическое явление советской действительности, поскольку не только литература  существовалa за счет "сам-себя-издата", но и искусство в целом самоутверждалось и самосохранялось таким же образом: самотеком и само по себе. В контексте всего нонконформистского движения самиздат арт представлял собой симбиоз концептуального искусства, визуальной и конкретной поэзии, самодельных книг художников, документации перформансов и проектов инсталляций. Получая психологическую поддержку интеллигенции (что тоже являлось нетипичным явлением для запада), этот концептуальный самиздат "настаивался" в герметичном сосуде культурной среды России, где согласно советской конституции юридически  почти все было разрешено, но практически  почти все было запрещено.

       Многоплановый эзопов язык со скрытой социальной подоплекой стал одной из характерных черт этого художественного направления. Наша книга затрагивает вакуумный период брежневского застоя, момент, когда русское неофициальное искусство было наиболее интеллектуально и герметично, и, если позволить себе эвфемизм, являлось в каком-то смысле искусством масонской ложи. После долгого инкубационного периода сталинизма это явление было подобно высиженному яйцу, из которого пробовал вылупиться "гадкий утенок".

      В этот некоммерческий период андерграунда, как в молодняке зоопаркавсе или почти все художники росли вместе. Но в конце концов детство кончается, и звери вырастают, кто в травоядных, кто в хищников, некоторые же переезжают в другой зоопарк. В результате этого многие факты того времени (особенно касающиеся начала концептуализма в России) были ре-интерпретированы субъективно, главным образом из-за борьбы за первенство. Но как когда-то написал Блез Паскаль: "Опасно говорить людям об их животном происхождении без упоминания об их духовной потенции", поэтому оставим этот вопрос "пунктуальных" ошибок времени в покое и обратимся к вневременной теме.

      Все подлинно талантливые люди излучают импульс, поднимающий творческий процесс над материей быта. Когда о художнике говорят, что он мастерски отобразил свое время, нам это кажется ограниченным пониманием искусства, которое не является ни бытописательством, ни сатирой. Истинный творческий импульс сохраняется не столько в историческом времени, сколько во времени сакральном. Он подсоединен к безвременному источнику не внешней формы жизни, а ее внутреннему содержанию и значению, т.е. тому скрытому вертикальному процессу существования, который противостоит давящей горизонтальности жизни.

     Россия страна резкого контраста, скрытой от глаза лирической красоты, пространственной пустоты, скуки и дикости, замешанных на драматических взрывах истории. В необъятных степях русской государственности  философия никогда не была развита как чистая дисциплина (как, например, немецкая школа), но она основательно пропитала литературу и искусство, "которое нам дано в защиту от смертоносной правды", как добавил бы Ницше. Наш личный опыт жизни в двух измерениях времени и места ( в советской России и в Америке, тогда и сейчас) подобен качанию маятника от идеологического материализма к материализму физическому. В творческом сознании и тот и другой в лучшем случае могут только вызвать реакцию, которая легче всего поддается выражению с помощью абсурдистских средств. В этом смысле напрашивается коллаж, навеянный школьными временами: "Я волком бы выгрыз...", "но попал на псарню".

      После выхода книги в 1986 году, отдав дань прошлому, мы полностью отошли от организационной работы;  вместе с книгой "разорвалась пуповина" с национальным тенденциями в искусстве, в результате чего и по сознанию и по образу жизни мы вошли в совершенно иную интровертную форму существования, которая требовала большой концентрации. Постепенно выбираясь из общего социального тела, образно говоря, концептуального Левиафана, мы накапливали импульсы "невесомости" в языке нашего искусства. Новый цикл наших работ, скульптур и фотографических серий, явился индикатором этой трансформации, которая поступательно модифицировалась с ростом нашего интереса к древним религиозно-философским школам как восточной, так и западной культуры, и в конечном счете привела к другому измерению в нашем сознании.

 

 

 

 

Список галерей и выставочных залов, где проходила выставка:

 

 

Franklin Furnace Gallery, New York, NY 1982

Rochester Visual Studies Workshop, Rochester, NY 1982

Chappaqua Library Gallery, Chappaqua, NY 1982

Washington Project for the Arts,(WPA) Washington. D.C. 1982-3

Ronald Feldman gallery, NY, part of  "1984 - A Preview" 1983

Anderson Gallery, Commonwealth University, Richmond, VA 1983

Andor Gallery, Seattle, WA 1983

The Western Front Gallery, Vancouver, Canada, 1983

 Hewlett Gallery, Carnegie-Mellon University, Pittsburgh, PA 1983

Henry Street Settlement, NY, part of  "Funny Books" 1983

 Los Angeles Contemporary Exhibitions, Inc.( LACE,) Los Angeles, CA 1984

Douglas Cooley Memorial Art gallery, Reed College, Portland, Oregon, 1997

 

 

 

 reviews on exhibition "Russian Samizdat Art"

 

 

 

Библиография ( в сокращении)

 

 

Russian samizdat art, checklist-booklet, 1982, Franklin Furnace gallery, New York

 

New York Magazine, March 29, 1982, "The Red Letters" by Kay Larson

 

The Village Voice, March 30, 1982, "Forbidden Fruits" by Lucy Lippard

 

Artforum, Summer 1982, "Russian Samizdat Art" by Ronny H. Cohen

 

Flue Magazine of Franklin Furnace Gallery, #2, 1982, "Russian Samizdat Books" by Rimma and Valery Gerlovin

 

Umbrella, March 1982, vol.5,#2, "Russian  Samizdat Art: 1960-1982" by Judith Hoffberg

 

Ear magazine, vol.7, # 3/4, 1982, New York  "The First Russian Vagabond Reading Room in America" by Elisabeth Cook

 

Новый американец, 16 фев. 1982, "Искусство русского самиздата" Наталья Шарымова

 

Новый американец, 24 апр. 1982, "Двойственные впечатления о двух выставках", Вячеслав Завалишин

 

The Washington Post, Oct.2, 1982, "Art in Flux. Ear Plugs, Bread Bugs & Monumental Scrubs at WPA" by Jo Ann Lewis

 

The Washington Post, Dec.9, 1982, "The Vagabond Art of Modern Russia" by Jo Ann Lewis

 

The Washington Times, Dec. 9, 1982, two articles "An Exciting Glimpse on Russian Avant-Garde" and "Profile; The Gerlovins" by Jane Addams Alleen

 

А-Я, #4, 1982, Париж, "Искусство русского самиздата"  Кей Ларсен

 

Exquisite Corpse, a monthly of books and ideas, vol. 1, no.4, April 1983 "Interview" by George Myers

 

Vangard magazine, summer 1983, Canada, "Russian Samizdat Art" by Roger Malbert

 

 

The 1984 Show, catalog, 1984, Ronald Feldman Gallery, New York

 

Новости, 9 фев. 1984, Нью-Йорк, "Живописный самиздат" Вячеслав Завалишин

 

Семь дней, еженедельный журнал, 13 янв., 1984, "Самиздат как прием", Александр Бачан

 

Los Angeles Times, June 10, 1984, "Art News at LACE" by Ianco-Starrels

 

 Los Angeles Weekly, June 15-21, 1984, "Samizdat Art" by Hunter Drohojowska,

 

Los Angeles Downtown News, June 26, 1984, "Russians Part Iron Curtain, Smuggle Artwork into U.S."by Mike Teverbaugh

 

Artweek, July 14, 1984, "The Art of Opposition" by Marina LaPalma

 

Новый американец, 27 сент. 1984, Нью-Йорк, "Русский живописный самиздат в Лос-Анжелесе" Вячеслав Завалишин

 

Soviet Émigré Artists, book by Marilyn Rueschemeyer, Igor Golomshtok, Janet Kennedy, 1985 M.E. Sharpe, Inc., Armonk,New York

 

А-Я, #7, 1986, Париж, "Искусство русского самиздата", Римма и Валерий Герловины

 

Assembling, New York,#12, 1986, section "Russian Samizdat Art" and cover

 

Ear magazine, New York, Aug. 1986, cover and preview

 

Publishers Weekly, Oct 17,1986, "Russian Samizdat Art"

 

New York Times Book Review, Nov.23, 1986, "After Cubo-Futurism,what? " by Christopher Lyons

 

Alphabets Sublime book by George Myers Jr., interview with Rimma and Valery Gerlovin, Paycock Press,Washington,D.C., 1986

 

Cover, Jan. 1987, New York, "Strategy" by Jude Schwendenwien

 

Domus, Italy, May 1987, "Russian Samizdat Art" by Paolo Thea

 

Afterimage, Rochester, May 1987, "Received and Noted: Russian Samizdat Art" by Robert Morgan

 

Flash Art, febbrao/marzo, 1987, Italian edition, "Russian Samizdat Art"

 

Art and Artists News, Aug./Sept. 1987, New York,"Russian Samizdat Art"  by Laura Hoptman

 

WPA Document, Washington Project for the Arts, Washington, D.C.,1986, "Russian Samizdat Art" in 1982  and "Stalin Test" by Vagrich Bakhchanyan

 

Leonardo, vol. 21, No.1, 1988, pp. 102-103, Nicoletta Misler, "Review on book Russian Samizdat Art", Willis Locker and Owens, New York, NY, 1986.

 

 

Панорама, 21-28 нояб. 1986, "Беседа с Риммой и Валерием Герловиными" Петр Вайль и Александр Генис

 

 

Terzo occhio, Sept. 1990, Itlay, "Russian Samizdat Art" by Stelio Rescio

 

Samizdat, catalog of the exhibition at Douglas Cooley Memorial Art Gallery, Reed College, Portland, Oregon, 1997, curated by Geraldine Ondrizek

 

 

 

 

Информация о выставке онлайн

 

 

 

LACE, Los Angeles Contemporary Exhibitions, installation Russian Samizdat Art, 1984

 

The Washington Post, Dec.9, 1982,"The Vagabond Art of Modern Russia" by Jo Ann Lewis

 

 

Leonardo, vol. 21, No.1, 1988, pp. 102-103, Nicoletta Misler, "Review on book Russian Samizdat Art", Willis Locker and Owens, New York, NY, 1986.

 

Reed College Collection, Portland, OR

 

School of the Art Institute of Chicago Collection, Chicago,IL

 

"О Генрихе Худякове , отрывок из книги "Самиздат арт", опубликованный в литературно-художественном альманахе "Новая кожа", 3, 2010, Нью-Йорк

 

Van Abbenmuseum, Eindhoven, Collective Farm and other books

 

< назад                                                               < содержание                                                              главная страница >